Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Уроки Крымского конфликта с Россией

За несколько дней конфликта с Россией мы получили множество весьма поучительных уроков. Остановлюсь на тех, которые, с моей точки зрения, говорят о полной бесперспективности системы, в которой нам пока что приходится жить.

«Международное право»

Как выяснилось, надежды, которые многие возлагали на всякого рода письменные документы, оказались слишком преувеличенными. Право и «международное право» в особенности не действует автоматически, как многим бы того хотелось. Бумажка сама по себе никого ни к чему не обязывает. На бумажке можно зафиксировать некое состояние дел и пообещать кары небесные тому, кто его нарушит.

Но «сработает» бумажка лишь тогда, когда для участников процесса сохранение статуса-кво будет дороже его нарушения. Для того, чтобы гаранты территориальной целостности Украины вступились за нее, необходимо, чтобы эта самая целостность имела для них ценность, измеряемую, хотя бы количеством инвестиций на квадратный дюйм.

Однако, украинские правительства все эти годы делали все для того, чтобы ценность корпорации «Украина» была как можно ниже. Зарегулированность экономики, лидерство с конца в условиях ведения бизнеса, как следствие – коррупция и полная непредсказуемость поведения государства – вот причины того, что все это хозяйство не нужно никому, кроме украинских чиновников.

Гаранты же решают те вопросы, которые их действительно беспокоят – что теперь будет с распространением ядерного оружия и где остановится Путин. И решают они это все без участия Украины, поскольку сама по себе ценности она не имеет.

«Международные отношения»

Мы лишний раз убедились в том, что «международные отношения» – это просто еще один термин, маскирующий реальность. Никаких «отношений» между народами существовать не может по определению. То, что называется «международными отношениями» есть отношения между частными лицами (чиновниками) со всеми их слабостями и причудами, каковые мы с интересом и наблюдаем все это время.

У этого обстоятельства есть и другая сторона: от имени «народов» выступают частные лица, интересы которых пытаются реализовать затем другие частные лица, которым эти интересы, в лучшем случае, безразличны. То есть, не Дугин с Киселевым идут на войну, покупая оружие и амуницию за собственные деньги. На войну идут совершенно посторонние люди, назначенные для этого начальством.

Все-таки средневековая система, когда никаких «народов» в пропаганде не фигурировало, была куда честнее. Королик садился на коника и ехал на войнушку. Ему приходилось лично вести войска в бой, что создавало понятные риски, да и сомнений в том, что именно и в чьих интересах происходит, ни у кого не возникало.

«Рейдерство»

Мы увидели насколько государственная система, в общем-то, никак не связана с интересами тех, ради кого, как нам рассказывают, она существует. Оказывается, если воткнуть флажок в правильное место и захватить правильное здание, то можно переписать на себя «административно-территориальную единицу» со всей государственной инфраструктурой, налогообложением и людишками.

Проблема состоит именно в существовании таких волшебных мест для втыкания флажков, а не в количестве имеющихся у вас зеленых человечков. Это легко понять, если представить, что на некой территории, скажем, в Крыму, не существует никаких мест сосредоточения государственной власти. Если «государственные» услуги представляются частными компаниями, то втыкать флажок просто некуда.

Если территория состоит из частных владений и «инфраструктура» тоже находится в частных руках, то рейдерство невозможно, зеленым человечкам придется иметь дело с каждым собственником отдельно, в их распоряжении нет «командного пункта», захватив который они могли бы «легитимно» отдавать приказы. Зеленым человечкам пришлось бы вести полноценную войну с владельцами собственности и нанятыми ими войсками.

«Крепостное право»

Мы также лишний раз убедились в том, что живем в некой версии крепостного права. Мало того, что украинцы минимум полгода отрабатывают налоговую барщину, они еще легко могут оказаться в роли людишек, которых перепишут вместе с кадками и мотыгами на другого хозяина. И беда здесь не столько в злом Путине, сколько в системе, которая позволяет это делать.

«Армия – общественное благо»

Пример обороны как «общественного блага», финансирование производства которое якобы возможно только из принудительно собираемых налогов – это один из последних бастионов этатистов. Сейчас мы воочию наблюдаем, как этот бастион пал и видим как (не)работает эта система. Коломойский, заправляющий танки, был довольно яркой иллюстрацией.

И дело тут опять не в том, что «выделялось мало средств» и «шел развал армии», а в том, что формы и способы существования самой армии, объемы «средств» и то, как они будут «освоены», определяются частным мнением частных лиц, то есть, мнением политиков и чиновников, а не потребителей. Вам вряд ли доведется услышать о том, что «мало выделялось средств» на производство булочек, и вряд ли вы прочитаете в газете ужасы о том, что «шел планомерный развал булочной промышленности».

Это невозможно потому, что производство булочек регулирует потребитель, и именно он определяет «объемы средств», которые согласен выделить на эту «отрасль». «Оборона» ничем принципиально не отличается. Другое дело, что формы такой армии, финансируемой потребителями, скорее всего, будут другими, это будет, скорее, набор координирующих усилия армий, а не единая централизованная система.

Также по теме: Союз с Россией и Белорусью – кто за и против

Впрочем, даже если представить, что армия финансируется, например, страховыми компаниями, то даже в этом случае невозможна ситуация, в которой, как рассказывали наши военные, угроза со стороны России никогда не рассматривалась как реальная. Думаю, что страховая, которая бы в своем полисе писала о том, что услуги обороны представляются исходя из условия безопасности северо-восточного направления, не имела бы никаких шансов в Украине.

Владимир Золотoрев, Галицькі контракти