Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Развенчиваем мифы по поводу того, что «Крым сдали»

Можно ли было предотвратить аннексию Крыма? Теоретически да. По утверждению бывшего командующего ВМС Украины Игоря Воронченко, если бы в течение суток после того, как в ночь на 27 февраля 2014 года российский спецназ захватил Верховный совет АР Крым, это здание расстреляли бы из танков, то «русская весна» закончилась в зародыше.

Примерно так же поступил Ельцин со зданием Госдумы в октябре 1993 года в Москве.

Спустя сутки после захвата Верховного совета Крыма россияне начали устанавливать на Перекопе минные поля, устраивать точки для снайперов, чтобы в Крым не прорвались другие украинские подразделения. Время уже было потеряно.

Здесь нужно понимать, что ситуация февраля 2014 года и октября 1993 года совершенно не одинаковы. В Киеве только что закончился Майдан, который был расстрелян «черной сотней» Беркута. Президента как такового нет – Янукович сбежал из страны. Полномочия только что вступившего в должность главы Рады Турчинова были под большим вопросом.

И самое главное – из дислоцированных в Крыму частей ВСУ никто не горел желанием выполнять приказ по «расстрелу парламента». И даже когда начался захват самих военных городков на полуострове, командиры частей не собирались обороняться, хотя в Уставе ВС на этот счет есть совершенно четкие указания. Для применения оружия все требовали от Киева введения военного положения. Но, как известно, это решение после вступления в силу в течение 48 часов должно быть утверждено Верховной Радой. Той самой Радой, большинство в которой состояло из членов Партии регионов. Кроме того, введение военного положения не было поддержано СНБО.

После захвата здания ВС Крыма глава Госдумы Нарышкин по телефону угрожал Турчинову «высадить десант» в Киеве, если Украина что-то предпримет в Крыму.

То есть, россияне теоретически могли вернуть Януковича в его кабинет на Банковую на танке. Сценарий вполне реальный, если учесть крайне низкую боеспособность украинских войск в феврале-марте 2014 года. Новому и.о. президента нужно было выбирать: рисковать всей страной или попытаться откатить назад ситуацию в Крыму дипломатическими методами. Мало кто верил, что Путин решится на прямую аннексию части чужой страны. Ведь раньше в Европе такого не было со времен Гитлера.

Согласно стенограмме заседания СНБО Украины от 28 февраля 2014 года, Юлия Тимошенко прямо требовала, чтобы «ни один украинский танк не покинул часть».

Путин блефовал. Об этом свидетельствуют установленные блокпосты на границе Севастополя с Крымом. То есть, если бы в Симферополе действительно начался штурм захваченного парламента, Путин готов был оторвать от Украины хотя бы Севастополь.

О том, что план аннексии Крыма был «сырой» и ситуацию корректировали «на ходу», свидетельствует и тот факт, что первоначально дата о референдуме «о независимости» была назначена на конец мая – день выборов нового президента Украины. Потом она в срочном порядке была перенесена на 17 марта.

Администрация Обамы советовала Турчинову и Яценюку «не принимать резких решений». Одновременно Обама звонил с аналогичной просьбой Путину.

Обвинять Турчинова или, тем более, Порошенко, в «сдаче Крыма» по меньшей мере, крайне неразумно.

В той ситуации не было в Симферополе условного генерала или полковника ВСУ, который решился бы взять на себя ответственность за расстрел здания ВС АРК. Полномочия Турчинова были под вопросом. Для многих формальным президентом всё еще оставался Янукович, который к тому времени уже находился в России.

И наконец: крымские военные саботировали не только приказы из Киева, но и предписания устава ВС Украины, в которых четко описано, что делать, если идет попытка захвата военной части. Никто не хотел стрелять.

джерело