Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Холодная война за Крым. Как делили флот в 1990-х между Украиной и Россией

Вместе с Черноморским флотом Россия пыталась удержать и территорию его дислокации. В 1992-1994 г.г. в Севастополе доходило и до диверсантов с фугасами, и до панических слухов об "отрядах нациков". К офицерам Нацгвардии подходили запуганые пенсионеры с просьбой "не убивать хотя бы детей".

"ПОЛУЧИТЬ БОЕПРИПАСЫ И БЫТЬ ГОТОВЫМИ К РЕШИТЕЛЬНЫМ ДЕЙСТВИЯМ", – такой приказ получила российская морская пехота, когда готовилось отделение Крыма от Украины.

Лорд Черчилль когда-то сказал, что россияне более всего уважают силу. Попытки договориться с ними, не подкрепленные силой, воспринимаются как слабость. В договорённостях с Кремлем о разделе Черноморского флота значительную роль сыграли не только высокие чины, но и обычные украинские моряки и военнослужащие.

Это уже тенденция – украинские прорывы происходят по инициативе снизу. В 2010-м благодаря этим "маленьким украинцам" Янукович смог вести переговоры о пролонгации пребывания ЧФ в Крыму.

Война за присягу в Крыму в 1990-х годах

Первые широкомасштабные действия против Украины датируются 1992 годом. Задача-минимум для россиян – не делиться Черноморским флотом.

Вот цитата из приказа Ивана Капитанца, первого заместителя Главкома российского ВМФ: "К офицерам, мичманам, прапорщикам, создающим нездоровую обстановку в воинских коллективах, склонных к измене Родине и принятию присяги на верность Украине, применять суровые меры воздействия вплоть до увольнения с занимаемой должности и увольнения со службы".

Особенный переполох вызвало сообщение от 22 февраля 1992 года. Тогда украинскую присягу составил 880-й отдельный батальон морской пехоты – лучший в соединении по результатам предыдущего 1991-го года. Главный штаб ВМФ в Москве сразу издал директиву расформировать батальон.

После этого основные боевые соединения Черноморского флота начали комплектовать только русскими, а через месяц командующий ЧФ Игорь Касатонов перешел к решительным действиям. Главным аргументом адмирала была морская пехота.

Например, в апреле 1992 года вблизи школы прапорщиков, где разместилась организационная группа по формированию ВМС Украины, начала дежурить машина с комплексом радиоэлектронного подавления. Русские радисты препятствовали связи и вели радиоперехват.

Под охрану российской морской пехоты приняли штаб ВВС ЧФ и штаб Крымской базы в поселке Новоозерное – а тамошний взвод охраны расформировали за принятие украинской присяги.

В ночь на 8 апреля 1992 года в связи с принятием украинской присяги офицерами штаба Крымской базы в Новоозерное ввели боевую технику 361-го полка 126-й дивизии береговой обороны ЧФ: 4 БТР и 2 мотострелковых взвода из Евпатории.

В озеро Донузлав вошли два ракетных катера и два корвета, заблокировав корабли, личный состав которых принял украинскую присягу. При этом приказ штаба флота предполагал взять под охрану бронетехнику и здание местного совета(!) в самой Евпатории, но командир 361-го полка его не выполнил.

Удар в самое сердце пророссийских сил

9 июля 1992 года принял украинскую присягу и личный состав военной комендатуры Севастопольского гарнизона – пункта управления Главной базы. Это был удар в самое сердце пророссийских сил. 10 июля в 12:25 в 810-й бригаде морской пехоты "сыграли" в боевую тревогу, которая превратилась в боевую готовность "Полная": личному составу выдали бронежилеты и патроны. Российская десантно-штурмовая группа из 25 человек вошла в комендатуру.

21 июля 1992 года сторожевой корабль "СКР-112, подняв украинский флаг, совершил переход из Крымской базы (из упомянутого выше Донузлава) в Одессу. В течение 8-ми часового перехода корабль преследовали направленые с командного пункта корабли ЧФ, применяя предупредительный артиллерийский огонь и пытаясь высадить на мятежное судно группу захвата. На поддержку СКР-112 направили украинский истребитель и пограничные катера. Перед угрозой боевого столкновения российские моряки не стали выполнять приказ штаба ЧФ остановить корабль "любым способом".

Сторожевой корабль СКР-112, который в июле 1992 года поднял украинский флаг. Вместо того, чтобы сделать на базе корабля музей ВМС Украины, Минобороны в 1997-м порезало его на металлолом. Фото: atrinaflot.narod.ru

Приднестровский сценарий отделения Крыма от Украины в 1992-1993 г.

Украинская сторона пыталась игнорировать провокации, но не всегда это удавалось. В сентябре 1993 года произошла стычка между украинскими пехотинцами и русском береговой охраной.

Раздраженные украинцы атаковали танковое подразделение береговой охраны, трое россиян получили ранения – в ответ адмирал Касатонов заявил, что Украина "пытается воспользоваться политическими проблемами в Москве (там радикально обострилось противостояние между Думой и президентом Ельциным) и забрать себе часть флота".

С этого момента к вопросу о разделе ЧФ прибавился крымский. Российская военная разведка готовила в Крыму операцию по отделению полуострова от Украины по схеме, уже апробированной в Приднестровье.

Консульство РФ начало выдавать российские паспорта гражданам Украины, которые работают на объектах ЧФ. Пресс-служба штаба ЧФ превратилась в средство информационной войны против Украины – её телецентр оснастили современной аппаратурой, специально для того, чтобы вести передачи на весь полуостров.

Разведка флота фактически действовала как штаб по координации усилий всех сепаратистских сил в Крыму. Ее стараниями уже начиналось создание незаконных вооруженных формирований, появились русские казаки, этнополитические организации вроде "Русского движения Крыма".

Российский министр обороны Павел Грачев еще летом 1992 г. объявил о намерении вводить войска в любую республику с целью "защиты русскоязычного населения". На очереди стояла операция с подобной "защиты" Крыма.

Юридический повод для этого дал и президент Крыма Юрий Мешков, который во время своего выступления в российской Госдуме в январе 1994 года призвал включить Крым в состав России. Фактически, Мешков со сторонниками играл роль Судетской немецкой партии, которая в свое время выполнила важную миссию по уничтожению независимой Чехословакии.

"Выкинуть их в Одессу", – публично говорил Касатонов

Прямым следствием провокационных заявлений пророссийских политиков стало то, что украинским военнослужащим стало опасно ходить по Севастополю.

Команды российских моряков называли своих коллег-пограничников из Балаклавы предателями, высаживали из городского транспорта. Одного из офицеров 174-й зенитно-ракетной бригады ПВО Украины избили за кокарду с трезубцем. Офицеры ВМС ходили по городу с эмблемами ВМФ СССР и меняли их на украинские уже на службе.

"Во время парада в честь независимости Украины несколько подонков из толпы бросали в колонну курсантов помидоры", – вспоминает командующий ВМС Игорь Тенюх. – А в 1996-м, когда в Севастополе проводили совместные парады обоих флотов, командующий Балтин вместе со своими адмиралами покинул трибуну именно в тот момент, когда торжественным маршем прошли украинские моряки".

Дошло до того, что группа российских морских пехотинцев ночью проникла в расположение зенитно-ракетного комплекса С-300 войск ПВО Украины и забросали дымовыми шашками казарму с солдатами. Украинцы едва не начали стрелять.

Командир 17-й отдельной бригады специального назначения капитан 1 ранга А.Карпенко прибег к непривычной мистификации. Он надел камуфльовану форму с нарукавными эмблемами ВМС Украины, авиационный (!) шлем, бронежилет… А потом, вооруженный ручным пулеметом Калашникова и пистолетом для бесшумной стрельбы АПБ, начал ездить по Севастополю на собственном мотоцикле "Урал", окрашенной в черный цвет.

Эта демонстрация вызвала потрясающее впечатление на севастопольцев. Отреагировало даже "Общественное русское телевидение" (ОРТ), сообщив о появлении в Севастополе "боевых групп украинцев, которые имеют опыт войны в Югославии". Травить украинские подразделения на некоторое время прекратили.

В конце 1993 г. состоялись первые совместные учения ВМС Украины с нашими военно-воздушными силами. Флагман украинского флота – фрегат "Гетман Сагайдачный", который возвращался с учений, обнаружил, что его не пускают на базу. Россияне создали украинским кораблям невыносимые условия, чтобы заставить их уйти из Севастополя.

"Выкинуть их в Одессу", – публично говорил Касатонов. Украинцы готовились прорываться с боем. На "Сагайдачном" отобрали команду из десяти человек, выдали оружие и готовились высадиться в баркасы, чтобы, при необходимости, захватить буксир и открыть ворота.

Кульминация конфликта в Крыму в 1990-х: огнеметы и фугасы

Тогда обошлось, но с этого момента в строительстве ВМС Украины появились новые приоритеты. Вместо кораблей главное внимание начали уделять созданию и подготовке морской пехоты, чтобы иметь аргументы в спорах с российским ЧФ. Штаб ЧФ России немедленно ввел дежурство вооруженных патрулей, а на кораблях в гаванях приказали убрать трапы на берег и быть готовыми к нападению "украинских националистов".

Одновременно Черноморский флот разработал "замысел применения сил и средств в случае вооруженного конфликта с Украиной". Началась подготовка к решительным действиям. В частности, 810-я бригада морской пехоты развернулась до штатов военного времени, увеличив свою численность с 800 до 2500 чел. Готовясь к предстоящим уличным боям, она получила батальон танков Т-64 и ручные огнеметы.

К угрозам россиян в Крыму отнеслись вполне серьезно

25-29 апреля 1994 года состоялись командно-штабные учения с участием командующего Одесского военного округа Шкидченко и первого заместителя министра обороны Бижана – людей, которые были в центре событий вокруг судна "Челекен" в Одессе. Легенда учений – "оборонительная операция на юге Украины с привлечением сил армии и ФЛОТА, пограничников, Национальной гвардии и СБУ".

В настоящее время силами разведки ЧФ уже было организовано прообраз "крымской армии" – отряд "Скорпион" в Симферополе. Формально он подчинялся "президенту" Мешкову. Кроме того, развернулась работа по подготовке захвата ключевых объектов войск ПВО Украины в Севастополе. Готовилась настоящая война – неизвестные копали ямы, чтобы закладывать фугасы, перерезали телефонные провода.

В мае 1994 года по дороге между КПП и казармами бригады ПВО национальные гвардейцы устроили засаду на группу из трех человек, закладывавших фугас. Двое скрылись, покинув 4 кг взрывчатки.

Третьего, одетого в черную униформу морской пехоты, задержали – перед арестом он выбросил пистолет ТТ. Потом милиция установила его личность – отставной капитан 2 ранга, местный житель. 19 мая 1994 года была отражена еще одна попытка захватить тот же объект ПВО.

Фото Александра Гляделова

Все решила Национальная гвардия

То есть российская разведка будто не принимала прямого участия в событиях, а действовала силами "помощников" из числа пенсионеров ЧФ. Это было вынужденной импровизацией, поскольку другой агентуры в то время в Крыму она просто не имела.

"В 1991 году военная контрразведка и спецназ Черноморского флота присягнули на верность Украине и вся агентура, кадровое обеспечение, материальная база не достались России", – замечает тогдашний начальник военной разведки Украины, экс-заместитель главы СБУ Александр Скипальский. – Таким образом мы избежали вооруженных столкновений в Крыму, что стало проигрышем проимперских сил".

После попыток захватить военные объекты и заложить фугасы стало понятно, что от "оборонительных" учений время переходить к более серьезным действиям. На выездах из Севастополя рядом с постами милиции появились сотрудники СБУ в камуфляже и с автоматическим стрелковым оружием.

22 мая 1994 по улицам Симферополя проехали 28 бронетранспортеров Национальной гвардии, которые возвращались из ремонта. Юрий Мешков при помощи "ОРТ" сразу же заявил, что украинский спецназ готовится к штурму штаба ЧФ.

В Севастополе началась настоящая паника – городом пошли страшные слухи о высокой боеспособности и исключительной жестокости "нациков". Так русские называли украинскую Национальную гвардию.

Дошло до того, что – как говорят офицеры гвардии, которые находились тогда в Балаклаве – к ним подходили запуганы пенсионеры с просьбой "не убивать хотя бы детей!".

О нервозном состоянии россиян свидетельствовал и случай с российским морским офицером, который остановил авто с национальными гвардейцами. Моряк только в ходе разговора понял, что едет не с российскими военнослужащими, а с украинцами – и на ходу выпрыгнул из машины.

К этому можно было бы относиться с иронией, если бы не учитывать, что именно с такого психоза и начинаются войны.

В конце концов ситуацию на полуострове стабилизировало введение в Крым почти 60 тысяч бойцов пограничных войск и Национальной гвардии. Впоследствии провальный штурм Грозного окончательно остановил кремлевских геополитиков. 10 июня 1994 года стороны достигли приемлемого для всех соглашения о разделе флота.

А "президент" Мешков сбежал в Москву – там мэр Лужков подарил ему квартиру за проведенную в Крыму "работу".

P.S. Как боролись за Одессу

С начала января 1994 г. по приказу штаба российского ЧФ начали отключать навигационные огни, световые знаки в северо-восточной части Черного моря. Судоходство к портам Украины стало невозможным. Одновременно вывозили гидрографическое оборудование. 8-10 апреля 1994 г. из-за этого произошел конфликт по поводу гидрографического судна "Челекен" в Одессе.

Однако командование Черноморского Флота (ЧФ) просчиталось. На этот момент уже вывели в Россию 98-ю гвардейскую десантною дивизию и баланс сил в южных областях Украины изменился. Украинские десантники захватили 318-й дивизион кораблей консервации в Одессе, который оказал вооруженное сопротивление во время событий с "Челекеном". "Дивизион применил оружие и выступил против украинской власти, поэтому его дни были сочтены", – говорил командующий ВМС Владимир Безкоровайный.

За несколько недель на объектах флота по всему Северному Причерноморью подняли украинские флаги. Русские отступили в Крым.

"Український тиждень" Ярослав Мезенцев