Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Если бы в ходе АТО применили технологию ведения боевых действий , отработанную в Афганистане , наши потери были бы мизерными. Подполковник запаса, ветеран-«афганец» Валентин Депто в информационном агентстве «Новости Полтавщины» рассказал о том, что он думает о ситуации в Украинской армии и нынешнюю войну на Донбассе. Валентин Петрович принимал участие в боевых действиях в Афганистане с декабря 1981 по май 1984-го, входил в группы, созданной при командовании 201-й мотострелковой дивизии, которая разрабатывала наиболее оптимальные варианты выполнения боевых задач – ради того, чтобы избежать потерь в войсках.


Я на ту пору был начальником разведки дивизиона, – вспоминает Валентин Депто. – За полгода моего непосредственного участия в группе, которая выполняла задачу по захвату блокпостов, опорных пунктов душманов, зачистки населенных пунктов, сопровождения колонн наших военных не погиб ни один солдат (это при том, что, когда мы попадали в засаду или окружение, вокруг нас нередко просто горела земля) – можете себе представить, насколько все были подготовленными. Поэтому могу с определенной долей профессионализма попробовать разобраться, почему мы до сих пор не победили в войне на Донбассе. Главная причина, я бы сказал, в том, что сейчас линия фронта пролегает не в зоне АТО, а между Президентом Петром Порошенко и руководством Минобороны. Война стала затяжной, а это свидетельствует о том, что операции по освобождению Донбасса проводятся, мягко говоря, неграмотно.

Это уже все поняли. Но что же делать?

Реформировать руководство АТО и поменять стратегию управления войсками. Нынешняя стратегия ведения боевых действий убедительно продемонстрировала свою недееспособность. Украинские войска освобождают территорию, сжимая кольцо вокруг сепаратистов, – таким образом образуется условная линия фронта. На этой линии, ведя наступление, наши подразделения не могут надежно укрепиться. То есть, заняв блокпост или опорный пункт, бойцы его не укрепляют, понимая, что уже через неделю он будет не нужен. Вот и получается, что большинство поражений личного состава сил АТО – через обстрел минометов и «Градов». И поскольку доступ подкреплений, военной техники, боеприпасов со стороны России не перекрыт, то мы воюем с монстром, на месте отрубленной головы которого вырастает десять. Так вот, вместо того, чтобы отрубить пуповину, через которую этот монстр питается, наши войска продолжают воевать с ним – и это не самая большая стратегическая ошибка.

Так как, по вашему мнению, нужно было изменить стратегию?

Надо воевать не за освобождение территории, населенных пунктов. Ведь, штурмуя города, мы несем невосполнимые потери в войсках (к тому же гибнут мирные жители, разрушаются кварталы). Пример этого – окружение Донецка, Славянска, штурм Иловайска. Когда в Афганистане мы сначала использовали такую тактику, также теряли бойцов. К тому же, если вспомнить статистику, которую я там вел, на каждого убитого душмана приходилось 6 убитых мирных афганцев.

Так за что же нужно воевать?

За коммуникации. Основные группировки сепаратистов находятся в населенных пунктах, где удобно прятаться за спинами мирных жителей, где каждый дом – это уже крепость. В городе трудно развернуть технику, зато противнику легко её уничтожить. Поэтому нужно воевать за дороги, где нет такой концентрации ополченцев, как в городах. Если бы наши войска заняли ключевую трассу Ростов-Харьков и через каждые 10-15 километров обустроили на ней цепь блокпостов и опорных пунктов – причем не просто обложенных мешками с песком, а забетонированных, с перекрытиями, солдаты могли бы выполнять там боевые задачи даже под обстрелом, оставаясь при этом невредимыми. К тому же эта цепь блокпостов обеспечила бы, как это было в Афганистане, прохождение по трассе наших войск, техники – словом, подкреплений.

Расстояние между соседними опорными пунктами рассчитывается таким образом, чтобы они перекрывали её огневыми средствами артиллерии. И тогда, если будет идти колонна подкрепления сепаратистам из России, её уже на подходе накроет огонь наших «Градов». А любое нападение на наш опорный пункт вызовет огонь с соседних, и эта поддержка обеспечит полную охрану – взять его будет просто невозможно. В Афганистане как раз и был применен вот такой принцип владения территорией. Таким образом мы смогли 10 лет относительно небольшими силами удерживать всю страну. И если бы вот эта стратегия была взята за основу в АТО, мы уже давно победили бы. Далее стоило бы овладеть второстепенными дорогами, пролегающими в направлении на восток и запад и на них также установить серьезно укрепленные блокпосты – таким образом можно разорвать группировки ополченцев изнутри.

А как же быть с населенными пунктами, занятыми сепаратистами?

Когда наши военные займут дороги, противник вынужден будет высылать свои резервы из городов, поселков. И тут уже наши войска будут обстреливать их «Градами», артиллерией. То есть при таких условиях мы смогли бы использовать и свои преимущества в артиллерии, технике, в населенных пунктах, где за каждым поворотом скрывается гранатометчик.

Когда мы воюем за дороги, преимущество на нашей стороне. Следующая цель – взять города в полную осаду. Какую ошибку допустили наши военные в Славянске? Оставили сепаратистам коридор для отступления. Когда мы в Афганистане оставляли коридор, которым душманы могли уйти из кишлака в межигорье, они отстреливались до последнего патрона. При этом сто душманов могли сдерживать целую бригаду из тысячи наших солдат, 3 десятка бронетехники. А когда мы изменили тактику, полностью окружив кишлак, то душманы даже двух недель не выдерживали осады и, пытаясь прорвать ее, наталкивались уже на наши засады.

Вот вы рассказали, что войну можно вести другим образом. А как думаете, почему руководство АТО этого не понимает?

Я встречался с представителями Минобороны – там есть люди, которые с пониманием относятся к моей позиции. Однако, по моему мнению, амбиции у генералов, которые руководят АТО, выше интересов страны. Все очень просто: они считают, что военные действия должны вестись так, как их учили в военных училищах, академиях, где преподают тактику и стратегию, которая базируется на опыте Великой Отечественной войны, когда существовал единый фронт. Но у нас ведется гибридная война, что больше похожа на афганскую, – это не фронтовая война. Наши же генералы, создавая фронт вокруг ополченцев, считают, что все должно быть только так и не иначе. В результате гибнут люди.

Насколько, по вашему мнению, эффективная практика использования добровольческих отрядов как штурмовых групп? Не лучше ли на переднем плане использовать хорошо подготовленные спецподразделения?

Это еще одна ошибка: батальоны, подчиненные МВД, штурмовали города, не имея даже поддержки артиллерии. А это война, как заметила одна девушка-снайпер, «артиллерии и снайперов, все же остальные – лишь статисты». Хотя все можно изменить: в первую очередь должна работать артиллерия, а уже потом идти в бой пехота. Я сам напросился и через несколько дней еду в зону АТО, чтобы учить наших артиллеристов, как управлять огнем в условиях боя. Хотя бы на этом уровне постараюсь помочь нашим военным.

Анна Ярошенко, У.М.