Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В течение последней недели на символ украинской коррупции «Межигорье» на живописном берегу Днепра, на месте старого казацкого монастыря, который изображал еще Тарас Шевченко, пришли посмотреть сотни тысяч людей.

Журналисты и политики называют «Межигорье» символом коррупции на высшем уровне в Украине. Информация о «Межигорье» появлялась и ранее, по словам журналиста «Украинской правды» Сергея Лещенко, среди журналистов было своеобразное соревнование относительно того, кто первым опубликует фотографии с этого «музея коррупции».

Что же чувствовала журналистка Татьяна Чорновол, которая посвятила много усилий тому, чтобы разоблачить коррупцию президента Януковича и его окружения, когда переступила порог «Межигорье»?

Говорит Т.Чорновол: – Я о «Межигорье» писала очень много, очень много было журналистских расследований. Я доставала документы с таможни и уже знала, что Янукович закупает для Хонки, по какой цене. В «Межгорье» вели ниточки моих коррупционных расследований и кражи государственного бюджета. «Межигорье» было вершиной этих журналистских расследований, окончательная точка. То есть, то, о чем я писала, я могла увидеть собственными глазами.

Я была первым человеком, который зашел в Хонку Януковича и не почувствовала ничего

И мне было интересно, почему я ничего не чувствую? А потом для себя поняла. Во-первых, я не была на это настроена. Честно говоря, думала, что до этого момента просто не доживу, думала, что меня убьют раньше.

А во-вторых, когда я об этом писала раньше – это была борьба. Это не была журналистская работа, это не было информирование общества. Это были те материалы, которые должны были поднять людей на Майдан.

А сейчас, когда это произошло, я не почувствовал вообще ничего. Да, я видела те колонны из ливанского кедра, о которых я писала, и которые я тогда не видела. Барельефы, мраморное камни, все эти софы за 200 тысяч гривен, но ничего не почувствовала.

– А что почувствовали люди, которые были рядом с Вами? Вы смотрели на их лица?

– Я в тот день наблюдала за людьми, которые ходили по «Межигорью». Конечно, люди были поражены. Им было очень интересно. Что меня удивило немножко неприятно, что в первый-второй день было столько людей в «Межигорье», и я думала: «Где вы были раньше? Где вы были, когда мы призвали вас приходить в «Межигорье», чтобы его пикетировать?» Не было этих людей. Говорили, что трудно добраться. А здесь, когда «Межигорье» открытое – очереди, огромная пробка, толпа, тысячи и тысячи людей. Оказалось, что добраться можно и очень легко, и очень просто.

– Как бы Вы охарактеризовали чувства людей, которые там были? Негодование, зависть, какие-то другие чувства?

– Я увидела то, что пыталась найти в себе – радость победы. На самом деле, объективно, я очень рада этой победе. Это победа, и очень большая. Несмотря на то, что сейчас много критики, и она очень большая, потому что, во-первых, завалить такого садиста, маньяка Януковича – это уже огромная победа. Плюс это все-таки победа гражданского общества над криминальной коррупционной властью. Победа украинцев над хохлами. Это на самом деле очень большая победа и я видела это в лицах людей. Видеть это было очень приятно, но сама я этого почему-то не чувствовала.

Если вы говорите об экскурсии, я в последние дни сделала несколько экскурсий в эти имения, которые связаны с Януковичем или с людьми, которые прикрывали его. Например, кто такой Сергей Курченко? Олигарх, который еще вчера не был известен, мальчик, который внезапно стал миллиардером. Я считаю, что его, как такового, не существует. То есть он прикрывал операции Януковича. Я была в его имении, почему-то аж под Переяславом. Сделано тоже очень дорого, из дерева, четыре дома, полностью оформленные интерьеры. Рядом «семейный министр» – опять-таки невероятная роскошь. «Новое «Межигорье» – дом Юры Енакиевского (Иванющенко – ред), не известно, он строил его для себя, строил ли для кого-то из сыновей Януковича. Там вообще дом – 10 тысяч квадратных метров. Там есть еще церковь-галерея, это отдельный дом. И еще отдельно дом для приемов.

Кстати, там, в Конча-Заспе, я была на днях. А перед тем я была там еще два месяца назад. Я была просто поражена, сколько было сделано за эти два месяца на том строительстве. Пока стоял Майдан, пока убивали людей, они активно строились. Когда я видела дом приемов два месяца назад, там были еще голые стены, не было крыши. А сейчас зашла – там уже полностью законченное помещение, снаружи все мрамором, крыша сделана из черного камня. Внутри – росписи, позолота, мраморные колонны.

– Два года назад мы говорили полушутя, о том, что эти объекты должны стать туристическими объектами, но сейчас они действительно ими стали. Выростет вокруг них какая-то туристическая инфраструктура? Например, когда возле «Межигорья» были пробки в четыре километра надо было пройти пешком, там предлагали велосипеды.

– Только велосипеды, больше я ничего не видела. Если говорить о будущем назначении «Межигорья», скорее всего, его надо сделать туристско-парковым объектом. Когда говорят, что надо сделать детский дом, то те мебель, которые там стоят, детям равнодушны. Ребенку все равно, столик за две тысячи гривен, за двадцать тысяч долларов. А там столики за двадцать тысяч долларов. Это не эффективное использование ресурсов. Это не получится продать, на самом деле, потому что это самые дорогие вещи в мире, а самый дорогой секондхенд – он, извините, не пользуется популярностью. Поэтому, мне кажется, что лучше было бы сделать из него туристический объект, брать плату за вход. Возможно, некоторые вещи все-таки попробовать продать, вложить средства в государственный бюджет, но иного я просто не вижу.

– Чешская фирма Corrupt Tour, о которой мы рассказывали два года назад, и до сих пор успешно возит туристов по коррупционных объектах. Может ли такая фирма быть создана в Украине? И она могла показывать коррупционные объекты, независимо от власти. Возможны следующие экскурсии по объектам нынешней власти, бывшей оппозиции?

– Во-первых, я считаю, что это очень хорошая идея сделать этот коррупционный тур. Единственное, что не сравнить эти объекты, которые имеет вчерашняя оппозиция, нынешняя власть, с теми, которые строились на протяжении последних трех лет. Народ не воспримет: показать дом Тимошенко на 250 квадратов под скромным красной крышей, и дом Януковича на 10 тысяч квадратных метров под крышей из сланца.

– Социальный психолог, с которым мы говорили два года назад, сказал, что украинцы до всякого богатства, особенно показного, относятся очень негативно, и что им трудно различить, было оно приобретено своим трудом или коррупционными путями, и людей вообще не нужно травмировать. Как вы считаете?

– Это обязательно надо показывать, чтобы такое не повторялось. То что мы имели последние три года, такого в Украине никогда не было. Эти януковичи, донецкие уже имели дома под Киевом. Ну имели дома 400-500 квадратов. Но последние три года по всей Конча-Заспе началась строиться – гигантомания какая-то, дома, больше тысячи, двух, пяти, восьми тысяч квадратных метров. Эти дома строили представители вчерашней власти. Это была какая-то абсолютная психическая неуравновешенность. Это не должно никогда повториться. Это были средства, приобретенные коррупционным путем, это были средства, украденные из государственного бюджета.

Мария ЩУР


Увы, в Украине, "благодаря" прежней украинской власти сложились такие условия, что детские лагеря на море в этом году останутся пустыми. Детям будет трудной понять, а нам объяснить что произошло и когда все это закончится. Всем нам придется искать альтернативу Крыму. Кто-то поедет в Сочи, кто-то в Одессу. Жизнь покажет