Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

На этой неделе в Брюсселе должны состояться переговоры по реверсной поставке в Украину газа из Словакии. Об этом в интервью Радио Свобода заявил бывший посол США в Украине, а ныне глава американского Бюро Госдепартамента энергоресурсов Карлос Паскуаль.

По его словам, новая цена российского газа для Украины будет около 380-ти долларов за тысячу кубов, а Киев должен искать альтернативные пути поставки энергоресурсов, и не только газа, но и ядерного топлива.

– Сейчас в украинских газовых хранилищах остается фактически буферный газ. По оценкам специалистов, топлива хватит только на первую неделю апреля. Господин Паскуаль, по Вашему мнению, что сейчас (речь идет о краткосрочной перспективе) Украина должна делать?

– Сегодня (21 марта – ред.) мы имели очень подробную беседу с министром Проданом, с рабочей группой, с которой мы сотрудничаем уже много лет, чтобы оценить вопрос на долгосрочную и краткосрочную перспективу. Сейчас этот вопрос не только важнейший. Но, опираясь на вопросы, которые мы обсуждали с правительством, я думаю, что в такой ситуации первое, что надо – решить то, как диверсифицировать источники поставок газа.

Украина сейчас прилагает усилия, чтобы реализовать потенциал и повернуть поставки газа из Западной Европы в Украину, как это в прошлом делали из Польши и Венгрии. И сейчас идет активное обсуждение между Словакией и Украиной. На этой неделе в Брюсселе состоится встреча по поводу того, как организовать поставки газа в реверсном направлении из Словакии. Страны-транзитеры газа. Например, Украина, имела соглашения с немецкой компанией RWE на поставки газа в Украину.

– Но Вы знаете, что сейчас Украина может получить реверсный газ через Польшу, Венгрию. Однако это незначительные объемы газа. Что же касается Беларуси, то компания Eustrem имеет контракт с «Газпромом» и «Газпром» блокирует поставки газа в Украину.

– Сейчас газ Украине поставляет «Газпром». И одна из вещей, которые следует учитывать, если есть крупнейший поставщик, – нужно вести переговоры с этим поставщиком, можно договориться на коммерческих условиях, на других условиях в интересах обеих сторон. Это важно учитывать в этот промежуток времени.

Относительно ближайшей перспективы, то Россия – крупнейший поставщик на этом рынке. И «Газпром» – главный поставщик газа на европейском рынке. И поддержка поставок российского газа на европейский рынок – это также важно, ведь это делает возможной саму реверсную поставку газа назад в Украину. Это важные вопросы, которые надо решать в транспарентном коммерческом виде.

Немало людей сейчас предполагает, что Россия приостановит поставки газа в Украину. Я думаю, что самое главное, чтобы все стороны осознали, что для всех важно, чтобы в долгосрочной перспективе увидеть надежного коммерческого игрока. Крым, например, на 80% зависит от поставок электроэнергии из континентальной Украины. То есть надо учитывать интересы всех сторон в процессе. Что произойдет, когда прекратятся поставки газа? От этого больше потеряют обычные, рядовые украинские граждане. Важнейшая задача сейчас отделить коммерческие интересы от политических.

– Через несколько недель Украина будет получать газ по 500 долларов за тысячу кубометров. В настоящее время Украина не имеет таких денег.

– Сейчас Украина платит 286 долларов за тысячу кубометров, но с апреля эта цена будет около 380 долларов за тысячу кубометров. Цена будет расти. Это будет цена примерно такая, как в Западной Европе. Может, немного больше. Но это гораздо меньше, чем люди платят в Китае, в Японии, в Индии. Эти вопросы следует проработать.

Не могу делать какие-то предположения относительно того, что же будет. Я думаю, что применять вопрос поставок газа как политического инструмента, не мудро с российской стороны. И я надеюсь, что этого не будет в долгосрочной перспективе. Следует подчеркнуть, что Россия может быть надежным поставщиком, и эту репутацию надо сохранять для Запада. И на этой базе нужно, чтобы все стороны были заинтересованы в ведении переговоров с этой позиции.

– Но ведь Вы знаете, что Россия, «Газпром» использует газ как оружие, не только против Украины, но и против Европы. И это продолжается…

– Именно так. Это случалось в прошлом, и, наконец, Россия имела последствия от этого. Европа сделала огромные изменения в своей политике в отношении газоснабжения.

Давайте посмотрим, что случилось? В 2009 году были прекращены поставки газа через Украину. С того времени Европа приняла регуляторные акты, которые приостановили положения контракта. Если, например, Германия или Франция покупают газ, то если же он попадает на их территорию – становится их собственностью. В результате этого есть много инвестиций в инфраструктуру, которые позволяют диверсифицировать газ с запада на восток, с востока на запад.

Сейчас на западно-европейский газовый рынок газ поставляется из многих источников: из Норвегии, Нигерии, что создает конкуренцию. Конкуренция позволяет крупнейшим энергетическим компаниям в Западной Европе заново проводить переговоры, чтобы уменьшить «газпромовскую» цену. Итак, в конце-концов это укрепляет в Западной Европе здоровую конкуренцию на рынке газа.

Большинство людей не осознают те изменения, которые произошли в регуляторной политике Западной Европы. Благодаря этим изменениям, в Европу поставляется газ из многих мест. В 2012 году «Газпром» не был главным поставщиком газа и не был единственным.

– Господин Паскуаль, Вы считаете, что сейчас Европа понимает, что нужно применять некий инструмент, чтобы прекратить не только зависимость Украины от российского газа, но и остальной Европы?

– Прежде всего я считаю, что Европа осознает уровень зависимости Украины от российского газа. Европа прилагает немалые усилия, чтобы уменьшить эту зависимость и поддержать Украину. Мы тесно сотрудничаем с еврокомиссаром по энергетическим вопросам ЕС, с руководителями Украины, чтобы совместно действовать, думаем над дополнительными источниками поставок газа, которые можно организовать в Украину, какие есть возможности относительно реверсных поставки газа из Европы в Украину. Обсуждение этого вопроса состоится в Брюсселе во время встречи.

Как я отметил ранее, наибольшие изменения произошли в газоснабжении Европы. Увеличилась конкуренция и сейчас Европа в лучшем положении, чем была несколько лет назад. То есть она может выбирать, у нее есть варианты относительно источников снабжения, в частности газа. Ясно, что эти изменения происходят не за день. Надо, чтобы были не только политические изменения, но и инфраструктурные изменения, инвестиционные, чтобы были возможности и потенциал. Это продвигается миром, потому что есть глобальная инфраструктура, терминалы, газопроводы, дистрибуционные центры. Например, в прошлом поставщик был на одном конце трубы, а потребитель на другом, были очень зависимы политические отношения. Но когда появляется несколько источников снабжения, несколько газопроводов, то появляется конкуренция.

– Что же касается краткосрочных мероприятий. Когда, например, Украина может получить газ из Словакии?

– Переговоры начинаются. Это реалистично. И можно достичь договоренностей за короткий период. Когда? Не могу делать предположений. Когда Украина и Словакия договорятся. Однако, не является нереалистичным договориться до конца года, чтобы получать реверсный газ из Словакии. И они должны посмотреть на то, насколько все мы способны, чтобы реализовать эту возможность.

– Господин Паскуаль, что Украина должна делать немедленно, в ближайший месяц, чтобы не платить 500 долларов за тысячу кубометров газа? Может сейчас украинская власть обратиться в Стокгольмский арбитражный суд, чтобы оспорить эту цену?

– Я не могу говорить за Украину относительно юридических шагов. В настоящее время происходят дискуссии. Говорят, что цена вырастет с 286 долларов до 386 долларов. И обе стороны должны вести переговоры .

К сожалению, есть реальность – Украина последних 20 лет своей независимости полностью зависима от поставок газа из России. Этого за один день, увы, не изменишь. Она начинает делать шаги, чтобы диверсифицировать поставки и должна продолжать в этом же духе. Это не антироссийский запад, а проукраинский запад.

Есть другие варианты, которые можно рассматривать. Например, Балтийские страны строят терминалы сжиженного газа. Это может быть полезным для балтийских стран и Украины, чтобы иметь свои хранилища сжиженного газа в Балтике для поставки в западную Украину. Есть очень много вариантов, которые можно рассматривать.

Самое важное, что следует учитывать – собственная добыча в Украине. За последние 20 лет добыча составила 20 миллиардов кубических метров в год. Она использовала технологии 1970-х годов. Если Украина привлечет частные инвестиции и современные технологии в существующие источники добычи газа, то можно увеличить добычу. И это возможно, если речь идет о природном газе, увеличить его производство в Украине на 30%. То есть благодаря современным технологиям. За несколько лет это должно стать возможным благодаря контрактам, которые сейчас обсуждаются с компаниями Shell и Chevron. Это очень реалистичные шаги.

Надо делать эти шаги немедленно. Следует создать условия, чтобы технологии и инвестиции поступали уже в существующее производство. Потому что благодаря этим перспективам в будущем, например, если у вас есть мост, то он должен соединять что-то с чем-то – надо этот мост прокладывать и двигаться дальше.

– Что делает украинская власть для того, чтобы улучшить ситуацию?

– У нас был очень конструктивный разговор сегодня (в пятницу) с украинской стороной. Мы обсуждали то, какие результаты у стран по всему миру по привлечению инвестиций, технологий в производство природного газа. Здесь ничего не надо изобретать Украине. Есть опыт, есть практика. И мы согласились рассмотреть то, как существующий опыт можно реализовать в Украине.

Что касается контрактов, то есть возможность обсудить дальнейшие шаги расширения потенциала, что контракты, которые подписываются, будут реализованы. Очень важны новые контракты по сланцевому газу в западной Украине. Мы в США делаем все возможное, чтобы поделиться нашим лучшим опытом по сохранению окружающей среды, сохранению качества воды, и т.д., чтобы этот опыт и эти технологии, если есть какие-то негативные последствия, были полезными.

– Но у нас нет гарантий, что, например, на Олеской площади достаточно сланцевого газа, поскольку компания Chevron даже еще не начала бурение.

– Да, Вы правы, нет гарантий. Нужно двигаться дальше делать разведку. Но надо понять, что компании, которые заходят, вкладывают сотни миллионов долларов своих денег, чтобы изобрести эти ресурсы, применяющих наилучшие технологии и частные ресурсы для этого. Есть риск. Но это не риск в слепую. Это риск, который основывается на коммерческих решениях менеджеров. И они принимают коммерческие решения, поскольку они хотят зарабатывать деньги. И они вкладывают деньги, поскольку думают, что это хорошая перспектива.

– Господин Паскуаль, относительно ситуации в Крыму. Окажет ли она влияние на работу компаний Shell и Chevron, которые работают сейчас в Украине?

– Они сейчас ведут переговоры, чтобы установить проекты на оффшорных участках. Насколько известно, они приостановили все переговоры и любую деятельность при нынешней ситуации в Крыму.

– Относительно ядерной энергетики… Практически все украинские атомные станции работают на российском ядерном топливе. Завод по производству ядерного топлива в Украине должна строить российская компания ТВЭЛ. Что Украина может сделать в этом направлении?

США и Украина определенное время сотрудничали относительно ядерного топлива для атомных станций с компанией Westinghouse. Ядерное топливо, которое было разработано для Украины, испытывалось и показало, что может работать вместе с ядерными тепловыми сборками. Сейчас «Энергоатом» и компания Westinghouse получили вывод – все сделанные модификации являются приемлемыми. Это откроет бОльшие возможности в дальнейшем для поставки ядерного топлива.

– США – один из крупнейших производителей газа. Может ли Украина получить импортируемый газ из США?

США стали крупным производителем газа. Мы сейчас выдаем лицензии на экспорт газа из США. Начнем экспортировать газ в конце 2015 года. Согласно большинству новых лицензий, которые выдаются, экспорт начнется не ранее, чем в 2017-2018 годах. Это следует учитывать. И количество газа, который выйдет на глобальный рынок, создаст соответствующую конкуренцию. Это не является решением проблемы в краткосрочной перспективе для Украины. Первая партия сжиженного газа, который может поступить в Украину, появится не ранее, чем в конце 2015 года.

Татьяна Ярмощук, Радио Свобода