Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Ранее я описал в общих чертах мотивы украинизации 1920-х годов. Теперь, для самых терпеливых, привожу конкретные комментарии и пояснения к статье Вадима Токарева по пунктам (выделено другим цветом – это цитаты из статьи):

Ведь, согласитесь, не каждый услышавший выступление националистов пойдет в библиотеки и архивы уточнять услышанное. Подобное высказывание следовало бы изначально направить не украинским националистам, а русским шовинистам. Да и вообще всем шовинистам. Но в этой фразе четко прослеживается начало конца замысла статьи как незаангажированной. “Члены РКП на территории Украины обязаны на деле проводить право трудящихся масс учиться и разговаривать во всех советских организациях родным языком”

Лучше всего национальная политика большевиков прослеживается в материале С.Кульчицкого "НАЦІОНАЛЬНА ПОЛІТИКА БІЛЬШОВИКІВ В УКРАЇНІ ПІД ЧАС СТВОРЕННЯ КОМУНІСТИЧНОГО ЛАДУ". В частности речь идет о следующем. Украинская революция началась с украинизации силами местных властей УНР. Эту "фишку" подхватили и большевики, когда решили захватить власть: мы вам дадим язык, а вы нам дайте власть над вами. Именно такие временные, но спланированные уступки в национальном вопросе на несколько лет позволяли окончательно зацепиться за власть, но никак не могли за эти же несколько лет окончательно решить национальный вопрос. Весь вопрос сводился к торгу. Люди схавали дерьмо в шоколаде, так сказать.

Национальная политика (включая политику коренизации) большевиков всегда имела расхождения по наполнению и по форме. Во времена УНР никаких расхождений между формой и сутью в национальной политике не было. Большевики на местах жаловались на невосприятие их местными жителями.

В результате всего этого, национальная государственность превратилась в призрак в результате сохранения диктатуры московской власти. А большевикам ох как нужно было закрепиться! Они стонали от неприятия их местным населением! Ну не хотели украинцы принимать верховенство москалей.

На всей территории Украинской СССР, во всех гражданских и военных учреждениях должен применяться украинский язык наравне с великорусским

Я, конечно, сильно звыняюся, но где здесь насильственная украинизация? Черным по белому написано, что речь идет о том, чтобы приподнять статус украинского языка в среде украинцев до уровня русского языка. Ведь четко написано: "украинский язык наравне с великорусским". Или я не так понимаю понятие превосходства? А что вы хотели, если брать в качестве региона не Юзовку, а всю Украину?

В реакции Вадима Токарева явно прослеживается шовинистическая нотка: если не тотальное превосходство великорусского языка, то это автоматически значит тотальную украинизацию.

…оно же обязывало государство издавать учебники, художественную, пропагандистскую литературу на украинском.

Особенно важен последний пункт про пропагандистскую литературу на украинском языке – это суть всего маскарада под названием украинизация 20-х годов. Неужели агитировали за независимость Украины в той пропагандистской литературе???

Исполкомам вменили в обязанность издавать в каждом губернском городе не менее одной украинской газеты

Все познается в сравнении и вот Токарев дает нам еще один повод утверждать, что никакой тотальной украинизации не было, а была попытка издавать в каждом губернском городе хотя бы по одной газете на украинском! А сколько было великорусских газет, позвольте спросить в каждом губернском городе?

Уже в августе 1923 года среди ряда директив выходит постановление “О мерах обеспечения равноправия языков и о помощи развитию украинского языка”

С этого момента, как утверждает Токарев, началась настоящая украинизация. Посмотрим ближе. Начну со статистики. В 1922 году по данным переписи 80% населения УССР составляли украинцы; по языку общения в КП(б)У в 1922 году 79,4% было русскоязычных и всего лишь 11,3% украиноязычных. Подчеркну следующее: население составляло в подавляющем большинстве украинцы, а власть – русские. И потом, по данным переписи в Российской Империи 1897 года только 11,7% всего населения Украины (Малороссии, российской части Украины) назвали себя русскими. Неоспоримым является факт, что русскоговорящее население украинских земель было и есть в основном городским населением, а на 1897 год это – городское население – только 16% населения.

Внимание вопрос: "Разве это нормально, когда власть говорит с народом на разных языках?" Конечно нет. Не далее как на неделе товарищ Близнюк (губернатор все той же Донецкой области) заявил, что он будет говорить на языке избирателей, то есть по-русски. Или за неполные 90 лет что-то изменилось в понятийном аппарате и то, что было не нормальным в 1920-е годы стало нормальным сегодня? Или просто произошли качественные изменения в пользу русского языка и потому не хочется менять правила?

В такой ситуации становится понятным причина такого неистового вопля против украинского языка – ведь русских раз в истории заставили учить язык вчерашнего быдла! Заставили учить украинский язык 20% населения УССР, т.к. 80% его и так считали родным для себя. Так где тут украинизация? Украинизация чего и кого? Государственного аппарата?

Читаем далее: "…также вменялось рабоче-крестьянской инспекции проводить проверки украинизации советского аппарата!" Как я уже писал выше, неужели украинский народ за века русификации не имел права говорить с властью на родном языке? Теперь ясно, почему эта конфетка в виде лже-украинизации была такой сладкой – она была такой долгожданной!

В июле 1927 года еще одна “постанова” ВУЦИК и СНК республики определила, что все правовые документы госорганов следовало публиковать на русском и украинском

И снова никакого превосходства над русским языком нет! Только равноправное его использование наравне с украинским. Я уже даже не комментирую и не поправляю те места в тексте, где речь идёт о государственных чиновниках и разного рода служащих – это и так понятно, что власть обязана говорить на языке народа.

сотрудники, не выучившие “мову” или настроенные против украинизации, должны быть уволены “без предупреждения и выходного пособия

По-хорошему, это правильно, когда власть говорит на языке народа. В чем тут проблема? Тем более, что через год пришлось брать на работу лиц, не владеющих этим языком, с условием выучить его в течение года. Сказалась политика царской России в сфере образования – не хватало квалифицированных кадров. М-да, ссылать в Сибирь убивать меньше надо было до, во время и после революции!

Уже в 1928 году в республике выходило 58 газет на украинском (66,8% от общего числа), к 1932 году украинизация прессы достигла 87, 5%.

Воистину, период 1928-1932 год были пиком маскарада под названием "украинизация". В то время, когда носители этого самого украинского языка уже умирала с голода, Токарев пытается нас убедить в том, что в УССР наблюдалась украинизация. Да, уж… воистину.

Украинский язык стал в регионе языком делопроизводства и печати уже к началу 1925 года. Если в 1923 году украинских школ было 7, в 1924 –129, то в 1928 – уже 181 школа”

Этот факт не может не радовать, но у меня сразу возник вопрос о качестве образования в этих школах и о реальности украиноязычного образования в них, так как образованных кадров после революции и гражданской войны не было. Об этом, кстати, пишет в этой же статье сам Токарев: "Трудности с подбором высококвалифицированных кадров, хорошо владеющих украинским". Как-то странно читать статью, разные части которой не выстраиваются в логическую цепочку и даже противоречат одна другой.

По всей видимости эти школы были лишь формально украинскими, а по сути в них по-прежнему преподавали по-русски. В конце-концов за годик-другой нельзя по щелчку пальцами подготовить кадры. Головой же думать надо, а не читать то, что хочется прочитать!

Становится также понятным, что в свете исторических экскурсов разговоры “о тотальной русификации при Советах” несколько блекнут.

Ну, если разговоры блекнут и физическое уничтожение людей при советах за украинский язык и патриотизм для Токарева не есть проблема, то ему самое место в палате для душевно больных. В годы "чудовищной украинизации" за русский язык никто не пострадал. Даже Токареву не удалось привести хотя бы одни такой случай.

Судя по всему, нынешняя националистическая пропаганда умеет зомбировать ничуть не хуже советской. Методы те же – полуправда, умолчания, расчет на доверчивого, некритически мыслящего потребителя новых доктрин.

В целом можно с этим согласиться. Такое возможно из-за наличия огромного желания открыть глаза при отсутствии полного доступа к документальной информации. Так откройте доступ! Почему не открывают? В той же Москве, например.

Диплом об окончании техникума, выдан в 1988 году: и снова первый лист – на украинском языке, второй – на русском. Наконец, паспорт 1996 года, то есть выданный уже в независимой стране, – на двух языках, но институтский диплом, полученный в том же году, заполнен только на украинском. Все эти документы выданы в “русифицированном” Донецке.

Не стоит так передергивать, ибо дела так обстоят не только в "русифицированном" Донецке, но и в "украинизированном" Тернополе, где так же выдают паспорт на двух языках, свидетельство о рождении на двух языках и т.д. А то получается, что в Донецке выдать документ на украинском есть оскорбление, а в Тернополе на русском нет? Или автора оскорбил тот факт, что институтский диплом в Украине выдали на украинском? Ну так в Украине живем. Может обидело то, что русскоязычный вариант разместили на второй странице, а не на первой? Или это преступление против великорусской нации? Детский сад, чеснслово :)

Я не адвокат советской власти, но ведь ныне, увы, даже такой вот официальной “бутафорией” не пахнет в отношении к русскоязычным.

Я сам русскоязычный и могу абсолютно авторитетно заявить, что, основываясь на житии-бытии в Киеве, никаких притеснений в отношении русскоязычных нет, даже наоборот:

  1. Киевлянку не приняли на работу из-за украинского языка http://focus.ua/society/169403.
  2. 8 февраля, в Донецке в 17:00 начнется митинг-протест учеников и родителей Донецкой общеобразовательной школы с украинским языком обучения № 136 против её ликвидации. Как сообщили организаторы акции, митинг состоится возле школы по адресу ул. Багратиона, 9-а.
  3. и т.д. … показательные выступления для масс не считаются

В книге “Книгоиздание в СССР”, выпущенной в 1987 году, находим следующую информацию: по состоянию на середину 80-х годов прошлого века на Украине действовало 23 издательства. … Так вот, за 58 лет советской власти на украинском языке было издано четыре миллиарда 250 миллионов книг и брошюр! (таблица 13, стр. 252). Конечно, весьма солидная часть изданного за все эти годы – продукция специфического содержания: партийные сборники, отчеты разных съездов и прочий идеологический набор. Но даже при этом тиражи художественной литературы на украинском языке были весьма значительными.

Так ведь не в художественной литературе дело, а в учебниках, образовании! Кому в голову придет читать украиноязычного Пушкина, Лермонтова и т.д.? Хотя в то же самое время, катастрофически не хватало украинских учебников и классов. Но у властей уже был аргумент – непопулярные украиноязычные книги в магазинах! Зачем же в таком случае стараться и открывать украинские классы и переводить бумагу на украинские учебники, казалось бы.

Кремль таким образом решил две проблемки:

  • а) нарастили процент украинских книг (ненужных) для отчетности;
  • б) показали под видом художественной литературы непопулярность украиноязычных изданий в целом и дали повод утверждать о необходимости увеличения тиража русскоязычных изданий.

Экономя газетную площадь, вкратце перечислю авторов, которые первыми попали под руку: О Генри, Юлиан Семенов, Кир Булычев, Даниель Дефо, Чарльз Диккенс, Генрих Манн, Сент-Экзюпери, Бокаччо, Рабле Все издания, напомню, на украинском языке. Не правда ли, красноречивая иллюстрация, особенно для тех, кто доказывает, как лишь за одно произнесенное украинское слово можно было угодить “за граты”. Может, все-таки дело не в языке, на котором произносилось, а в смысле сказанного или написанного?

Я продолжу: дело даже не в смысле сказанного или написанного, а в том, что разрешалось говорить и писать. Стуса на судебном заседании обвинили во всех грехах только потому, что он выступил в защиту репрессированных товарищей. Это произошло в зале кинотеатра перед премьерой фильма Параджанова. Поводом для обвинений был его язык общения отличный от великорусского. "Я сразу понял, что он националист – он всегда говорил по-украински!" – заявил "свидетель" во время заседания. Да уж, действительно, сказанного или написанного очень важен.

Все было. И лагеря, и “психушки” для инакомыслящих, и преследования, и увольнения с работы и пр. Но когда слушаешь отечественных “исследователей”, невольно приходишь к мысли о том, что через какие-нибудь 10-20 лет школьники и студенты будут свято уверены в том, что во всем СССР преследовали только украинских диссидентов

Снова автор передёрнул – не во всем СССР, а только в УССР. Украинскую историю весь СССР не волнует ни в частности, ни "взагали". Но снова-таки про массовые убийства за украинский язык автор промолчал. И не только за украинский язык. Даже за другие "темы" убивали людей прямо на демонстрациях, а потом асфальтом закатывали места расстрелов. Только об этом по ТВ не рассказывали. И толку после этого от того одного украинского телеканала!

При этом у любого здравомыслящего человека неизбежно возникнут вопросы. Неужели в то самое время другие инакомыслящие и противники режима чувствовали себя комфортно и безопасно? Неужели русское вольное слово не преследовалось, а русскоязычные фильмы талантливых режиссеров не отправлялись “на полку” под надуманными предлогами?

Здесь автор допускает стандартную ошибку всех своих соратников – противопоставляет одно горе другому и сравнивает их. Я не хочу, чтобы рядом с украинскими фильмами и книгами пылились великорусские. Я хочу, чтобы рядом с великорусскими фильмами и книгами на равных правах и свободах показывали украинские.
Почувствуйте разницу!