Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Никакого переподчинения киевской митрополии московскому патриархату не было - документы и доказательства

Очень важное замечание о том, что вся русская "аргументация" рушится как карточный домик, как только украинцы начинают искать и находят первоисточники и оригинальные тексты документов по спорным вопросам. Вот и настало время открыть правду в вопросе (споре) вокруг передачи в 1686-м году киевской митрополии в подчинение московской церкви...

Как оказалось, передача чего-то там была, но никак не переподчинение митрополии, а разрешение (как получить товар и водить авто по доверенности) совершать хиротонию (рукоположение, рукоположения. – ред.) митрополита и только от имени Константинопольского Патриарха. Самостоятельно – ни-ни! Был лишь факт так называемой концессии.


В оригинальных документах на греческом языке от 1686 года ни слова о том, что Киевская митрополия из Константинопольского патриархата “навечно” передана Москве.

Укринформ продолжает серию материалов о нынешней ситуации с возможным и очень желательным предоставлением автокефалии Украинской православной церкви (с предыдущими можно ознакомиться здесь и здесь).

Грамота Константинопольского патриарха Дионисия IV 1686 года

На этот раз мы исследуем исторические корни: грамоту Константинопольского патриарха Дионисия IV 1686 года, по которой Киевская метрополия якобы “навечно” перешла под власть московских церковников. А поводом для нашего материала стала свежее (но не новое) заявление российского “православного эксперта” Кирилла Фролова (“жириновского” от РПЦ): “В соответствии с грамотой Константинопольского патриарха Дионисия 1686 года, Киевская православная митрополия передается Московскому патриархату навечно. И этот документ не имеет обратной силы”. (Ну, это им так кажется в москве - ред.)

Отсюда два вопроса: Первое: что это за грамота Вселенского патриарха Дионисия 1686 года, по которой Украинская Церковь перешла «под Москву навечно»? Второе: в самом ли деле это решение окончательное и «обжалованию» не подлежит да и, собственно, о чем вообще идет речь в документе?

Грамота Дионисия или Как Москва “купила” киевскую Церковь за 200 золотых

Религиовед, сотрудник Института религии и общества УКУ Анатолий Бабинский, к которому Укринформ обратился за комментарием, говорит: “Подчинение Киевской митрополии Московскому Патриарху – довольно запутанная история. Там есть все: и подкупы, и противостояние местного украинского клира, и манипуляции с избранием очередного Киевского митрополита”.

Если коротко, то все было так: в 1686 году Киевскую митрополию Константинопольского патриархата присоединили к Московскому патриархату, когда Вселенский патриарх Дионисий IV и Священный Синод Константинопольской Церкви выдали противоречивый Томос (указ) о передаче Киевской митрополии в юрисдикцию Московского патриархата. Отметим, что сначала Дионисий Константинопольский в категорической форме отказался помогать московским посланцам. Но тогда была напряженная ситуация между Россией и турками - Османской империей, и московские дипломаты это использовали (турки на тот момент не хотели воевать с Россией) и уговорили султана сохранить мир в обмен на согласие с передачей Киевской митрополии. Султан вызвал к себе православного патриарха (тот очень сильно зависел от мусульманской власти) и дал ему указание отдать Киевскую митрополию Москве.

Бабинский: “С помощью давления со стороны турецких властей, щедрых подарков – 200 золотых и 120 соболиных шкурок – царские дипломаты добились от патриарха Дионисия согласия на передачу Киевской митрополии под покровительство патриарха Московского”.

Русские, как всегда, обманули. На этот раз турков

Несмотря на это, уже в следующем году война между Россией и Турцией все-таки началась. Патриарха Дионисия IV свергли с престола члены синода и другие архиереи, которые не признали нового подчинения митрополии (он, Дионисий, обратился за помощью к Москве, где ему ответили, что за “такую мелочь”, как Киевская митрополия, он получил достаточную плату).

Греческий оригинал грамоты: о чем в действительности шла речь в документе?

Ответ на этот вопрос мы находим в докладе российского богослова и историка Константина Ветошникова – “Передача” Киевской митрополии Московскому патриархату в 1686 году: канонический анализ” и в книге епископа Петроградского и Гдовского Русской православной автономной церкви (РПАЦ) Григория, известного в научных кругах под именем Вадима Лурье – “Русское православие между Киевом и Москвой. Очерки истории русской православной традиции между XV и XX веками”.

Проанализировав десятки официальных документов того времени – Константинополя и дипломатическую переписку Москвы и восточных патриархов, которая опубликована в “Актах Юго-Западной Руси” в 1872 году (ныне хранится в архиве российского МИД), ученые делают вывод, что никакого факта переподчинения Киевской митрополии из Константинопольского патриархата Москве не было, а был лишь факт так называемой концессии.

Переподчинение Киевской митрополии Московскому патриарху – это исторический миф

Лурье: “Переподчинение Киевской митрополии Московскому патриарху – это исторический миф. Константинопольский собор 1686 года и патриарх Иерусалимский Досифей отказались признать законным вторжение Московского патриарха в украинские дела и согласились лишь передать ему права наместника, или экзарха Вселенского престола (“И да будет епархия убо Константинополскаго, наместствующая же вот святейшаго патриарха Московскаго”)… Захват Киевской митрополии Московским патриархом в Константинопольском патриархате всегда считали беззаконием, учиненным вопреки каноническому праву. Поскольку для Константинопольского патриархата сохранили каноническое значение лишь те пределы Московского патриархата, которые были определены соборным актом 1593 года, когда последнее “подарили” патриарший статус”.

Ветошников: “В единственном сохранившемся первоначальном греческом тексте говорится, что патриарху Московскому не было дано никакого подчинения или изменения юрисдикции митрополии (что запрещено канонами), а только разрешение совершать хиротонию (рукоположение, рукоположения. – ред.) митрополита. Это разрешение дано как доверенность, как экзарху (представителю) и только для администрирования”.

Вместе с тем автор касается не менее важного вопроса, которым в Кремле любят часто апеллировать, заявляя о якобы “канонических” правах на Киевскую митрополию: если в течение 30 лет какой-то временный канонический порядок никем не оспорен, то он закрепляется на веки вечные.

Ветошников: “Такой канон – 17 правило Четвертого Вселенского Халкидонского Собора – действительно существует, но там говорится даже не о епархии, и тем более не о религии, а о селах, которые находятся на границах между епархиями”.

Раньше не было устоявшихся административных границ даже в светских областях, убеждает российский историк, поскольку картография была плохо развита. Но если вдруг появлялось какое-то село, и один епископ говорил: “это мое село”, а тот говорил: “нет, это мое село”, тогда начинались расследования.

Ветошников: “Даже в истории Киевской митрополии был спор между Суздальским епископом и Киевским митрополитом, который уже жил в Москве. И там долго разбирались, сколько лет под кем раньше был этот противоречивый населенный пункт… Но это правило касается городков или сел, которые не были конкретно введены в чью-то юрисдикцию, то есть, в лучшем случае, речь идет о приходе. Что касается епархий, а тем более митрополий, то этот канон применяться не может”.

В свою очередь, можем сделать вывод: в документах 1686 года говорится о сохранении Киева в подчинении Константинополю, патриарх Московский назначался лишь “наместником” патриарха Константинопольского в Киеве и только от его имени имел там определенную (ограниченную) власть.

При богослужении в Киевской митрополии первым должно было всегда возноситься имя патриарха Константинопольского, и только за ним – патриарха Московского, а также обсуждаются важные права автономии Киевского митрополита от Москвы.

Вернуть украденную митрополию: какова позиция Вселенского патриарха? В Константинополе никогда не признавали захват Москвой Киевской митрополии

Впрочем, активную позицию заняли там лишь в начале XX века. 13 ноября 1924 года Константинопольский патриархат издал Патриарший и Соборный Томос, которым была учреждена автокефалия (самостоятельность) Польской православной церкви на территории нового государства – Польской республики. Кроме слов о практической необходимости дать Польской церкви самостоятельность, Томос содержал такое каноническое обоснование этого шага, которое – как сразу же было задумано – открывало путь и к появлению новых автокефалий. Вот этот ключевой абзац Томоса: “Ибо написано, что первоначальное отделение от нашего престола Киевской митрополии и зависимых от нее православных церквей Литвы и Польши и их присоединение к святой Московской Церкви не было осуществлено в согласии с узаконенными каноническими постановлениями, и не были соблюдены соглашения о полной церковной самостоятельности Киевского митрополита, носящего титул экзарха Вселенского престола”.

Константинополь и поныне продолжает считать Украину своей канонической территорией. Патриарх Варфоломей прямо назвал присоединение Киевской митрополии к Московскому Патриархату аннексией

Большой резонанс имело заявление, сделанное в марте 2005 года архиепископом Скопельским Всеволодом (Майданским). На встрече с тогдашним президентом Виктором Ющенко он заявил, что Константинопольский патриархат никогда не признавал законности перехода Киевской митрополии в состав Московского патриархата и поэтому Константинополь и поныне продолжает считать Украину своей канонической территорией. А 26 июля 2008 года в своем программном обращении к украинскому народу, произнесенному на Софийской площади в Киеве, Патриарх Варфоломей прямо назвал присоединение Киевской митрополии к Московскому Патриархату аннексией. При этом он подчеркнул, что его Церковь согласилась “ограничить себя” ради того, чтобы способствовать более полному применению “духовного наследия Византии”, а также для защиты православной идентичности украинского народа.

Более того. В комментарии Укринформу один из самых влиятельных украинских религиоведов, народный депутат Украины Виктор Еленский заявил: “Когда очередной Московский патриарх вступает на престол, то патриарх Константинопольский ему говорит: “Я тебя люблю, целую и ценю, но только в тех пределах, в которых ты был по состоянию на 1593 год”. То есть на то время, когда Москва получила патриарший статус”.

Почему же тогда Константинополь так долго тянет с предоставлением Украинской православной церкви автокефалии?

Вся власть Московского патриарха на территории Украины существует постольку, поскольку Константинополь это допускает

Еще в 2010 году епископ Григорий (Лурье) в интервью интернет-изданию “Религия в Украине” заявил, что на практике ожидать от Константинополя шагов по пересмотру статуса Киевской митрополии можно в любой момент: “Если удастся договориться с Константинополем, то можно совершенно не учитывать мнение Московского патриарха, ведь вся власть Московского патриарха на территории Украины существует постольку, поскольку Константинополь это допускает. Таким образом, если Константинополь захочет взять под свой омофор любую местную юрисдикцию, то он всегда имеет право это сделать. Это будет подобно восстановлению Грузинской автокефалии”.

По мнению религиоведа Анатолия Бабинского, в Украине Константинополь должен выступить в роли арбитра в межправославных отношениях: “Когда есть какая-то проблема, как например в Украине и ситуация не может решиться на месте (а она не может решиться здесь объективно), то должна быть апелляционная инстанция, которая бы предложила какое-то конструктивное решение. Так было недавно в Болгарии, в Иерусалимском Патриархате и Константинополь сыграл там важную роль в улаживании проблемы. Так вот Константинополь мог бы выступить и в Украине не только как Церковь-мать, что, конечно важно, но также как арбитр в межправославных отношениях”.

Мирослав Лискович, Киев