Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Украинская Православная Церковь – долгий путь к автокефалии в 2018-м году

Автокефалия украинской церкви. О том, было ли или не было передачи киевской митрополии под юрисдикцию московского патриархата (РПЦ), я опубликовал выше. Теперь предлагаю вашему вниманию интересную публикацию о пути Украины и украинской автокефально церкви к своему признанию константинопольским патриархом.

В процессе духовно-культурного возрождения в Украине православное население разных ее районов выбрало и разные темпы возрождения национального колорита своей церкви и по-своему решало вопрос о подчинения духовным центрам. И это стало одним из острейших противоречий религиозной жизни в крае конца 80-х-начала 90-х годов. Образовались две параллельные конкурирующие между собой структуры – Украинской Православной (УПЦ) и Украинской Автокефальной Православной Церквей (УАПЦ).

Повидимому,  церковный раскол и вопрос с автокефалией для украинской православной церкви окончательно решится в 2018-м году вопреки яростному сопротивлению РПЦ (российской православной церкви).

Содержание

  1. История с названием УПЦ
  2. Первые шаги в предоставлении Московским патриархатом самостоятельности УПЦ;
  3. Сопротивление автономности и независимости УПЦ со стороны УАПЦ;
  4. Предоставление УПЦ самостоятелности и автономности (не автокефалии) патриархом Московским Алексием II и избрание Филарета митрополитом киевским;
  5. Первый собор УПЦ и отношения верующих в Украине к УПЦ Всеукраинский межоелигиозный форум;
  6. Донос и клевета викария Киевской епархии Ионафана на митрополита Филарета и начало раскола УПЦ;
  7. Попытки УПЦ получить автокефалию из рук Москвы и РПЦ;
  8. Попытки РПЦ удержать УПЦ в сфере своего флияния любой ценой;
  9. Попытки достичь межконфессионального согласия в Украине;
  10. Начало клеветнической кампании против Филарета;
  11. Связи епископов УПЦ и РПЦ с КГБ СССР;
  12. Филарет рассказал и о своем решении "уйти" в отставку;
  13. Реакция Филарета на харьковское собрание епископов 27 мая 1992-го года;
  14. Поддержка митрополита Филарета Верховной Радой Украины в 1992-м году;

История с названием УПЦ

Название "Украинская Православная Церковь (УПЦ) возникла в начале 1990-го года, когда архиерейский собор Русской Православной Церкви 31-го января принял "Положение об экзархатах", которым РПЦ в Украине назвали Украинскую Православную Церковью (УПЦ). Образован синод экзархата. Такое положение вещей в церкви вполне соответствовало тогдашнему государственному положению и характеризовалось, прежде всего, центром с директивными полномочиями и послушной периферией. Церковь, как часть целого, была унифицирована в соответствии со стандартами административно-командной системы. Со стороны других религиозных формирований и представителей различных общественно-политических организаций эта церковь была критикуема за то, что усвоила из эпохи сталинщины всё негативное и осталась чуть ли не последней из крепостей имперского мышления, врагом национальных ценностей.

Учитывая это, РПЦ в Украине определила свой путь в будущее, пытаясь сохранить верующих, добрые отношения с другими Церквями и верность православным канонам. Когда перед ней возникла дилемма: сохранить свою организационную структуру или крепкое православие с национальной окраской, то её было решено в пользу последнего. И принятие Архиерейским собором РПЦ "Положение об экзархатах Московского патриархата" стало реальным шагом к этому. Этим документом Украинский экзархат Московской патриархии получил еще и официальное название – Украинская Православная Церковь (УПЦ). В "Положениях…" высказывалась надежда, что усилия церкви "…дадут верующему народу возможность самостоятельно строить церковную жизнь согласно своих национальных традиций и способствовать развитию духовного потенциала этих церквей".

В то же время в определенных общественных кругах относительно преобразования Украинского экзархата в Украинскую Православную Церковь высказывался скептицизм, мол, кроме изменения названия церкви, ничего не произошло.

Сторонники радикальных перемен в церковном курсе "Положения об экзархатах" расценили как одну из попыток переодеть русскую девушку в украинскую юбку. "Если РПЦ заменить на УПЦ, – писал писатель Е. Сверстюк, – то это еще не значит идти по ветру времени, а только надеяться, что ветер утихнет и новая вывеска успокоит людей". Раздавались голоса, что переименование РПЦ на УПЦ при полном сохранения своего политического великодержавного характера, наброшенного веками имперской русификаторской политики, является одним из демагогических политических мер, который не проясняет, а запутывает жизнь. Понятно, что церковь не может скрываться под псевдонимом, как будто это какая-то разведывательная служба на чужой территории.

Переименование РПЦ в УПЦ вызвало неоднозначную оценку. Но одновременно было понятно, что название УПЦ не является случайным. Оно соответствует той исторической правде, что Украинская Православная Церковь живет в Украине со времён крещения так же, как храм св. Софии и Киево-Печерская лавра держится усилиями подвижников земли украинской. Это название также соответствует факту, что священство и миряне нашей церкви являются преимущественно украинцами, несмотря на любые политические режимы.

"Положения...", хоть и в незначительной степени, расширяли права церковных структур, образовывались коллегиальные органы церковного управления, которые имели законодательную, исполнительную и судебную власть в рамках экзархатов, комиссии для координационной деятельности в религиозно-церковной и социально важных сферах. Правда, этот документ не ставил проблему полной самостоятельности УПЦ. Московский Священный Синод оставил за собой право окончательного признания постановлений Синода УПЦ, утверждение правящих, викарных архиереев, другие права, которые сужали самостоятельность УПЦ. Центральный церковный бюджет, например, формировался за счет средств, которые отчислялись екзархами, епархиями, ставропигийскими монастырями.

Первые шаги в предоставлении Московским патриархатом самостоятельности УПЦ

8 февраля 1990 года в Киеве на первом заседании Синода УПЦ решено, что кроме его членов, в него самого войдут еще четыре члена, которые будут переизбираться каждые полгода с тем, чтобы все иерархи УПЦ по очереди могли участвовать в этом руководящем органе. Синод утвердил положения о правах и деятельность УПЦ. Согласно православным канонам голову автономной церкви и назначенных синодом архиереев утверждают Священный синод и партриарх автокефальной РПЦ, с которой таким образом УПЦ сохраняет канонические связи. Именно этим автономия отличается от автокефалии. А внутренние дела автономная церковь решает самостоятельно. Синод УПЦ сосредоточил с того времени высшую законодательную, исполнительную, судебную и другие функции. Решено, что синод УПЦ будет самостоятельно решать проблемы финансовые, а также международных и межцерковных отношений.

О мероприятиях в преобразовании Украинского экзархата в Украинскую Православную Церковь митрополит Филарет впоследствии рассказал на пресс-конференции. Богослужения в православных храмах Украины проходят на церквоно-славянском, украинском и русском, в зависимости от специфики региона. Церковь при этом руководствуется желаниями прихожан, стремясь максимально удовлетворить их потребности. Проповеди произносятся на украинском и русском языках. Перед властью поставлен вопрос об открытии в Киеве храма, где служба будет проводиться исключительно на украинском языке. Как специальный предмет, украинский язык и литературу ввели в Киевской и Одесской семинариях.

Митрополит ходатайствовал о восстановлении на службе в Софийском соборе Киева, который при том должен остаться музеем, потому является святыней отечественной истории и культуры. Ставился вопрос о сохранении и восстановлении памятников истории, культуры, архитектуры, о восстановлении разрушенного Успенского собора. Синод принял решение об издании газеты "Украинский православный вестник".

На первом заседании синода УПЦ был избран представителей в четырехсторонней православно-католической комиссии. В ней принимали участие и представители Ватикана, Московского патриархата и католиков восточного обряда. Комиссия занималась урегулированием межконфессиональных проблем, возникших в западных областях Украины.

Митрополит Филарет напомнил, что когда в январе представители православной церкви встречались с делегацией римско-католической церкви во главе с кардиналом Виллебрандсом, обе стороны осудили любые насильственные действия и призвали к мирному урегулированию любых проблем. Они выработали договоренности и соответствующие рекомендации, опубликовали их в прессе и ими должны руководствоваться верующие христиане в решении межконфессиональных вопросов.

Когда зашла речь о сложности урегулирования конфликтов между православными верующими и греко-католиками в западных областях Украины, митрополит Филарет на одной из пресс-конференций заверил, что УПЦ, исходя из того, что все верующие имеют равное право на удовлетворение своих религиозных потребностей, приложит усилия, чтобы эти проблемы решались в христианском духе, в связи с тем диалогом, который установился между двумя церквями — православной и римско-католической — а также теми подходами, которые были определены Вторым Ватиканским Собором, серией всеправославных совещаний и последним Архиерейским собором РПЦ. В то же время митрополит с сожалением констатировал, что не всегда церковь и органы власти на местах достигают взаимопонимания, что дело нередко затрудняют вмешательство и давление на верующих со стороны неформальных организаций.

После смерти патриарха Пимена 3 мая 1990 года тайным голосованием Священного Синода РПЦ митрополит Филарет был избран местоблюстителем Московского патриаршего престола и через месяц (5 июня) Архиерейским собором был выдвинут одним из трех кандидатов на Московский патриарший престол. Местоблюститель Московского престола РПЦ митрополит Филарет председательствовал на поместном соборе РПЦ, который состоялся 7-8 июня. Патриархом РПЦ собор большинством голосов избрал митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера).

Побывав вскоре в Украине, новоизбранный Патриарх РПЦ ознакомился с непростой религиозной ситуацией и пришёл к выводу, что единственно правильный путь — это предоставление Украинской Православной Церкви самостоятельности. Это было время, когда все туже затягивался узел межцерковных противоречий.

Сопротивление автономности и независимости УПЦ со стороны УАПЦ

5-6 июня в Киеве состоялся собор Украинской Автокефальной Православной Церкви, который избрал партриархом Киевским и всея Украины митрополита УПЦ в США Мстислава (Скрыпника). Ужесточались требования со стороны греко-католиков, которые выходили из подполья и предъявляли претензии на церковные храмы и имущество, переданное после Львовского собора 1946 года в пользование православным епархиям. Их действия поддерживались некоторыми общественно-политическими формированиями, кое-где местными органами власти.

В этой ситуации епископат УПЦ 10 июля 1990 года, еще до принятия Верховной Радой УССР "Декларации о государственном суверенитете Украины", которое состоялось 18 июля, направил патриарху, Священному Синоду РПЦ обращение с просьбой предоставить УПЦ самостоятельность и независимость в управлении. Ссылаясь на решение последнего Поместного собора УПЦ, ее епископат, "... стремясь сохранить единство нашей Православной церкви и при этом не погрешить против священных канонов и, сохраняя любовь и мир между чадами церковными...", предложил придать новый импульс дальнейшему развитию самостоятельности УПЦ. Позиции "Обращения…" касались таких проблем церковной жизни как: образование епархий, избрание архиереев и предстоятеля УПЦ с титулом "Блаженнейший", воссоздание исторических реалий в религиозной жизни Украины, ликвидации негативных последствий вмешательства в него.

Чтобы решить вопросы, поставленные епископами УПЦ, была образована комиссия, в состав которой вошло по шесть епископов от России и Украины, богословы и церковные деятели. Они изучали комплекс проблем, связанных с предоставлением самостоятельности УПЦ. Архиерейский собор РПЦ, который состоялся 25-27 октября 1990 года под председательством патриарха Алексия II и в составе 91 архиерея, принял решение "Про Украинскую Православную Церковь". В нем говорится о том, что: "Украинской православной церкви представляется независимость и самостоятельность в управлении". В связи с этим название "Украинский экзархат" устраняется. Предстоятель Украинской Православной Церкви выбирается украинским епископатом и благословляется Патриархом Московским и всея Руси. Предстоятель Украинской Православной Церкви носит титул "Митрополит Киевский и всея Украины". Митрополиту Киевскому и всея Украины в пределах Украинской Православной Церкви присвоен титул "Блаженнейший". Митрополит Киевский и всея Украины имеет право ношения двух панагий и осуществления предношения креста перед ним во время богослужения. Синод УПЦ выбирает и поставляет правящих и викарных архиереев, учреждает и упраздняет епархии в пределах Украины. Митрополит Киевский и всея Украины как предстоятель УПЦ является постоянным членом Священного Синода РПЦ.

Комментируя упомянутое решение Архиерейского Собора РПЦ "Про Украинскую Православную церковь", митрополит Филарет сказал: "Итак, мы возвращаемся к тому положению, что было в Киевской митрополии до воссоединения с Московским патриархом. Тогда митрополит Киевский избирался собором епископов Киевской митрополии, а утверждался, то есть получал благословенную грамоту, сначала от Константинопольских патриархов, а после 1686 года — от патриарха Московского. Таким образом, мы являемся именно той церковью, которая была в казацкие времена, времен Петра Могилы, церковью, которая начала свое существование во времена святого князя Владимира. Самостоятельность в управлении также означает, что все вопросы, которые касаются церковной жизни на Украине, будут решаться только Священным Синодом УПЦ, ее архиерейским собором и собором Украинской Православной Церкви".

Далее митрополит отметил: "Но мы имеем канонические и молитвенные связи с Московским патриархом, а через него — со всей Вселенской Православной Церковью, то есть мы составляем ту единственную Православную церковь, которая существовала с апостольских времен. Наша церковь является законной, канонической, святой, соборной и апостольской. И мы идем тем благодатным, каноническим путем, которым и должна идти Православная церковь". Митрополит выразил надежду на то, что образование УПЦ должно "удовлетворить здоровые церковные силы в Украине" и "способствовать излечению раскола", что провоцируется определенными политическими силами.

События нередко провоцируются не только в политической обстановке, но и в церковной.

Предоставление УПЦ самостоятелности и автономности (не автокефалии) патриархом Московским Алексием II и избрание Филарета митрополитом киевским

В то время, когда в октябре в Киеве проходили Всеукраинские сборы Народного Руха (Народний Рух України), в Москве заканчивал свое заседание архиерейский собор, на котором обсуждалось предоставление УПЦ самостоятельности и независимости. И, буквально на следующий день после окончания, 28 октября, патриарх Московский Алексий II прибыл в Киев, чтобы обсудить вопрос и вручить Благословенную грамоту митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету, который 9 июня 1990 года был единогласно избран украинским епископатом Предстоятелем УПЦ. Грамота содержала благословеня "…быть отныне Православной Украинской церкви независимой и самостоятельной в своем управлении…" Верующие других конфессий — УАПЦ и УГКЦ, которые при тоталитарном режиме были запрещены, загнаны в катакомбы и репрессированы, теперь оказали сопротивление патриарху РПЦ Алексию II, не допускали его к храму св. Софии, считая его зарубежным гражданином, который самовольно вступил в лоно чужой церкви и ведет себя в ней бесцеремонно. К тому же в те дни в автокефальных епархиях в Украине с визитом доброй воли находился патриарх УАПЦ митрополит Мстислав (гражданин США, глава УАПЦ в США). Его паства никак не склонна была принимать суверенитет из чужих центров, тем более из Москвы.

Согласно текста "Грамоты", врученной митрополиту Филарету патриархом Алексеем в Софийском соборе, Украинская Православная Церковь относительно канонического единства с Вселенским православием обязывалась лишь к одному: "без соборного решения всей православной кафолической полноты да не изменяет у себя ничего, что касается догматов веры и святых канонов". Во всех сферах её самостоятельность не ограничивается.

Радикальные круги не раз задавали вопрос: почему УПЦ не стала автокефальной, а сохраняет связи с Москвой? Необходимо учесть, что украинское православие в восточнославянском мире имеет историческое первенство. Но впоследствии оно попало в зависимость от другого, значительно младшего духовного центра — Москвы. УПЦ могла бы разорвать эту связь зависимости, подавшись за помощью к Константинопольской Вселенской Церкви, с помощью которой крестилась в десятом веке. Но УПЦ воздерживалась от такого варианта, поскольку он означал бы внятную политическую демонстрацию неприязни к Московской патриархии. К тому же Константинопольский патриарх Димитрий признавал Украинскую Церковь частью Русской Православной Церкви (на тот момент).

22-23 ноября 1990 года состоялся первый собор УПЦ

Он засвидетельствовал формирование собственной линии жизнедеятельности церкви, независимой от Московской патриархии. УПЦ образовывала свои органы управления, взяла курс на создание собственной хозяйственной базы, увеличение количества изданий на украинском языке. Обще-церковной стала позиция относительно языка богослужения и проповедей — она свободно избирается верующими людьми и местным духовенством.

Важное значение для православия в Украине в то время имели и вопросы взаимоотношений УПЦ с греко-католиками и сторонниками автокефалии. Взаимоотношения между УПЦ с одной стороны и УГКЦ и УАПЦ — с другой, иногда обострялись до конфликтов не из-за догматически-канонических, богословских различий, ибо большой разницы в вероучении этих трех христианских церквей нет. Споры возникали, как правило, когда в сторону УПЦ противоположная сторона выдвигала обвинения, что УПЦ занимала охранительную позицию в отношении административно-командной системы и незаконно приобщала верующих, присвоила имущество УГКЦ и УАПЦ в результате физического истребления в 1930 и 1946 годах их епископата, священников, мирянского актива. В период безбожного натиска на религию православные приходы и епархии, которые подчинялись Московской патриархии, тоже понесли большие потери в кадрах, верующих, в имущественном отношении, но поскольку её (РПЦ) не считали национальной церковью, а "номенклатурной", она не была загнана в катакомбы, в подполье, поэтому и потери были не такие обидные, как в УГКЦ и УАПЦ. Все три церкви — УПЦ, УГКЦ, УАПЦ — имеют общий исторический корень, но результатом "самороспусков" двух последних воспользовалась РПЦ, из лона которой вышла УПЦ. Действуя в прошлом в условиях авторитарного режима, она сумела присвоить себе достояние верующих других церквей.

После провозглашения 16 июля 1990 года государственного суверенитета Украины политическая, а следовательно и церковная ситуация изменились. Украинская Автокефальная Православная Церковь стала искать пути к объединению с УПЦ. И хотя диалог между ними еще не начинался, однако проявление доброй воли с обеих сторон уже было.

Возникла идея созыва Всеукраинского межрелигиозного форума, цель которого – религиозное примирение.

Церковные дела в новых политических условиях в связи с провозглашением 24 августа 1991 года Верховным Советом Украины Акта о государственной независимости обсудил 6-7 сентября 1991 года Архиерейский собор в Киеве. С докладом на эту тему выступил митрополит Филарет. Он поднял ряд вопросов тогдашней общественной жизни страны. В частности, было определено позицию Украинской Православной Церкви относительно пресловутого т.н. Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Докладчик положительно оценил заявление патриарха Московского и всея Руси Алексия II во время августовских событий о том, что "мы не можем приветствовать насилие, кровопролитие и нарушения конституционного закона". Владыка подчеркнул, что эти слова стали и голосом всей полноты УПЦ, и выразил одобрительное отношение УПЦ к демократическим переменам, которые происходили в Украине, в частности до провозглашения Верховной Радой Украины ее независимости. В то же время в докладе было отмечено, что никакие внешнеполитические изменения не могут нарушить ничего в той сфере церковной жизни, которая касается веры и святых канонов. УПЦ и в дальнейшем будет сохранять молитвенное, каноническое единство с РПЦ, одновременно строя свою жизнь на основе дарованной ему самостоятельности и независимости в управлении. Создание нового суверенного государства ставит перед обществом, а значит и перед церковью новые задачи, говорил докладчик. Прежде всего, это – проблема духовного возрождения народа. Филарет обратился к архиереям усиливать благотворительную и миротворческую деятельность церкви, создавать воскресные школы, работать с молодежью, творить добрые дела во славу Божью.

В обращении к патриарху Алексию II собор просил содействовать в утверждении и расширении канонической самостоятельности и независимости в управлении УПЦ. В то же время была выражена обеспокоенность тем, что на Поместном соборе РПЦ, который планировался на конец текущего года, не предусмотрено утверждение решения Архиерейского собора УПЦ от 25 октября 1990 года о даровании ей самостоятельности и независимости в управлении. В условиях создания самостоятельного независимого государства Украины неразрешение вопроса об автокефалии УПЦ, по мнению Архиерейского собора, "может привести к острому кризису внутри нашей церкви и вызвать резкое усиление влияния украинских автокефалистов".

Донос и клевета викария Киевской епархии Ионафана на митрополита Филарета и начало раскола УПЦ

Архиерейский собор УПЦ рассмотрел также антиканонические действия запрещенного в священнослужении бывшего епископа Переяслав-Хмельницкого, викария Киевской епархии Ионафана (Елецких). Вопрос о его моральном облике 23 апреля 1991 года рассматривал Священный синод УПЦ. Ещё перед тем митрополит Филарет пригласил епископа для братского вразумления, однако к словам увещевания тот не прислушался и не сделал необходимых выводов. Священный синод, рассмотрев дело Ионафана, пригласил его на свое заседание, но он не пришел. Изучив материалы дела, показания свидетелей, синод признал епископа Ионафана виновным: в святотатстве — хищении имущества Киево-Печерской лавры, в связях и поддержке современной "бесовщины", направленной на подрыв Православной церкви; в нарушении архиерейской присяги, что проявилось в неподчинении правящему архиерею и в возведении на него клеветы. Итак, синод признал епископа Ионафана таким, который подлежит лишению епископского сана. Но, несмотря на его раскаяние и исправление, синод уволил епископа Ионафана в заштат и запретил проводить службы на три года. В письме на имя митрополита Филарета от 4 июня 1991 года епископ Ионафан признал свою вину и полное согласие со всеми пунктами церковного запрета.

Но вскоре, 24 июня он подал патриарху Алексию II клеветнический рапорт на митрополита Филарета, показав тем самым свою нераскаянность и углубив свой грех. Священный синод решил рассмотреть дело епископа Ионафана на Архиерейском соборе УПЦ.

Клеветническое обвинение в адрес митрополита Филарета синод УПЦ признал безосновательным и сам епископ Ионафан признал себя виновным. В письменном исповедании он писал: "Мое обвинение в адрес митрополита Киевского и всея Украины Филарета, изложенное в рапорте на имя Святейшего патриарха Алексия II и Священного Синода РПЦ от 24 июня 1991 года, а именно, что митрополит Киевский и всея Украины якобы имеет собственную семью и детей, является клеветой, а письменные показания, касающиеся этого вопроса, есть злонамеренной ложью, что преследует личные корыстные цели. Я искренне розкаиваюсь, что оглаской содержания моего рапорта нанес моральный вред митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету, епископату Украинской Православной церкви и всей полноте УПЦ, а также и в том, что мое обвинение стало орудием борьбы для тех, кто желал бы расширение раскола и внесения церковного раздора в Украинскую Православную церковь. Я приношу Вам свое покаяние с намерением принять любое ваше решение, в том числе и лишение меня епископского сана за совершенное грех".

Епископ Ионафан одновременно направил докладную записку и патриарху Алексию II и Священному синоду РПЦ, в которой писал: "Я прошу прощения у Вашего святейшества и преосвященных членов Священного Синода, ибо, подав рапорт с обвинением против митрополита Киевского и всея Украины Филарета, причинил Вам боли моим поступком, тем более, что мое обвинение не получило никакого фактического подтверждения".

Обсуждая это дело на архиерейском соборе УПЦ, его участники в то же время выразили обеспокоенность тем, что Поместный собор РПЦ намечал рассмотреть этот вопрос повторно на своем заседании, вернуться к клеветническим домыслам на предстоятеля УПЦ митрополита Филарета, несмотря на то, что Архиерейский собор УПЦ эту клевету отклонил и выразил доверие митрополиту. Рассмотрение этого вопроса на Поместном соборе РПЦ архиерейский собор РПЦ счел нецелесообразным еще и потому, что решение его является прежде всего правом самой УПЦ, которая в 1990 году получила независимость и самостоятельность от Поместного собора РПЦ.

После собора состоялась пресс-конференция, посвященная перспективе УПЦ в новых государственных условиях.

Митрополит Филарет сказал: "Наша церковь никогда не вмешивалась в политику, не вмешивается в нее сегодня и не будет вмешиваться. Но церковь всегда была с народом, делила с ним радости и скорби, поэтому она разделяет и все то, чем живет сегодня украинский народ. Вот почему наш собор поддержал демократическое движение в Украине и видел свою задачу в духовно-нравственном возрождении народа. Ведь, если мы хотим строить независимую Украину, духовно сильную, то мы должны иметь фундамент, основу, почву духовный. И на этой почве стремиться уже к совершенной государственности и самостоятельности".

В своем обращении к Президенту Украины Леониду Кравчуку митрополит Филарет, сообщая о рассмотрении текущих вопросов на Архиерейском соборе УПЦ 6-7 сентября сказал, что собор поддерживает и благословляет государственный суверенитет Украины, провозглашенный Верховной Радой 24 августа. Но определенные силы сеют среди народа разлад и смуту на религиозной почве, создавая этим нестабильность в обществе. Эти действия осуждает УПЦ, призывая к мирному разрешению всех религиозных конфликтов. "Оставаясь верной канонам Православной церкви и сохраняя ее каноническую структуру, — сказал митрополит, — УПЦ будет и дальше способствовать религиозному примирению украинского народа и его духовно-нравственному восстановлению".

Попытки УПЦ получить автокефалию из рук Москвы и РПЦ

Собор УПЦ, собравшись 1-3 ноября 1991 года, отметил, что религиозная обстановка, которая сложилась в Украине после провозглашения независимости Украинского государства, требует от УПЦ нового статуса. И, по мнению участников собора, таким статусом должна быть самостоятельность и независимость, то есть автокефалия как дальнейшее совершенствование самостоятельности УПЦ. Собор признал, что Украинская Православная Церковь имеет сегодня все необходимые условия для полного самостоятельного бытия. На территории Украины у нее есть 22 епархии, 23 епископа, 35 миллионов православных христиан, три духовные семинарии, три духовных училища, 32 монастыря, в том числе две лавры: Киево-Печерская и Почаевская, а также около пяти с половиной тысяч приходов с тенденцией к увеличению их численности. Поэтому собор обратился к патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и епископату РПЦ с просьбой даровать УПЦ полную каноническую самостоятельность — автокефалию, поскольку провозгласить автокефалию может только высший орган поместной церкви в лице собора епископов. Учитывая, что каждая новоорганизованная поместная церковь должна быть признана всеми другими поместными церквями, (видимо на тот момент, т.к. это утверждение ложно по состоянию на 2018-й год - см.Миф №1 и Миф №2 здесь) собор УПЦ одновременно обратился к патриарху Алексию II и епископату РПЦ способствовать признанию УПЦ всеми поместными церквами как равноправного церкви — сестры в семье Православных церквей.

Между тем Московская патриархия РПЦ, ее Священный синод в деле независимости украинского православия заняли недальновидную, высокомерное позицию, упорно веря в непогрешимость своих имперских поступков.

Не один раз к Московскому патриарху с предложениями доброй воли обращались первоиерархи УГКЦ и УАПЦ, но ответа не было. Вера в то, что Москва, мол, третий Рим и четвертому не бывать, твердо держится, в представлениях архиереев, центра. Их злит неуязвимость вселенских патриархов относительно их позиций. Предоставила Московская патриархия автономию Японской, Финляндской и автокефалии Американской православным церквам, но в полноте Вселенского православия этого признания они не получили. Поэтому логичным на фоне этой ситуации было отрицательное реагирование иерархов УАПЦ на решение поместного собора УПЦ 1-3 ноября 1991 года о предоставлении УПЦ полной самостоятельности и независимости, то есть автокефальности, как дальнейшее совершенствование самостоятельности Украинской Православной Церкви. По такую самостоятельность собор УПЦ обратился к Алексию II и епископату РПЦ с просьбой даровать ее канонически, то есть законно.

Иерархи УАПЦ поддерживали инициативу УПЦ получить автокефалию, потому что считали, что именно автокефалия в руках УПЦ поможет ей преодолеть раскол в православии, объединиться с УАПЦ. Но они считали, что "дарением" от Московского патриархата УАЦ автокефалии не получит. И за это они критиковали УПЦ, ее предстоятеля Филарета. По их мнению, получение автокефалии из рук иерархов Московской патриархии является неканоническим актом, потому неканоническим было присоединение Киевской митрополии к Московской патриархии в 1686 году. Они считали, что каноническую автокефалию Украинское православие может получить только от Вселенского Константинопольского патриарха. В конце концов, говорили они, автокефалии для УПЦ Московский патриархат никогда не даст, ибо это противоречило бы его центристским принципам, серьезно повлияло бы на расстановку сил во вселенском православии. РПЦ потеряла бы и в количественном и качественном отношениях. В Украине сейчас более 5,5 тысяч приходов, кроме того, еще 1,7 тысячи приходов УАПЦ, количественно значительно больше, чем в России.

Попытки РПЦ удержать УПЦ в сфере своего флияния любой ценой

Кроме этих количественных измерений есть еще и качественные. Обладая православными епархиями Украины, Московская патриархия выводит генезис РПЦ с христианизации Киевской Руси. В случае их потери из общеправославного пространства ей пришлось бы искать исторических корней. И уж никак не хотелось бы терять утверждение, что РПЦ якобы является материнской церковью для УПЦ, ибо христианизация началась с Киевской Руси, где столицей был Киев — нынешняя столица Украины. Северные княжества Руси, которые позже объединились вокруг Москвы, приняли христианство позже, под влиянием южных краев. Поэтому возник вопрос: какие просторы есть материнские, а какие дочерние? Пошатнулись бы основы и теории "Москва — третий Рим". Неутешительными становились для РПЦ, ее патриархата очертания будущего. Если от РПЦ УПЦ отделится, то центробежные силы могут перекинуться и на другие части единого православного пространства — Прибалтику, Кавказ, среднеазиатские государственные образования.

Итак, сепаратистские тенденции, которые остро проявились в РПЦ после распада СССР, нанесли архиереям Московского патриархата немало хлопот, обострили отношения с окраинами.

Защитники единого православного пространства на территории бывшей безбожной империи сопротивлением встретили события, которые развивались на окраинах, хоть и теологических аргументов для оправдания своих действий не могли найти. Так, в руководстве патриархата 22 октября 1991 года созрело специальное заявление, в которой ее авторы решили закрепить за Московской патриархией особые права на всей территории бывшего СССР, где проживают православные, что раньше должны были признавать один православный центр — Московский патриархат. Отрицая сепаратистские тенденции, которые проявились со всей остротой в центре после распада СССР, архиереи РПЦ пытаются защитить свою имперскую структуру теоретическими определениями. "Патриархат", — говорится в этом заявлении, — это не политическое, не национальное и даже не географическое понятие. Патриархат есть церковно-канонической реальностью, образованной для поддержки единства церковных структур, входящих в него. Московский патриархат и дальше будет идти путем укрепления единства и соборности епархий и их объединений, входящих в него". Общественные процессы за последние годы национального возрождения в бывших государственных сруктурах Союза, геополитические изменения, которые стали их следствием, по мнению авторов этого документа, "имеют свою закономерность и историческое объяснение, в принципе они не должны влиять на внутреннюю жизнь церкви". И действительность не хочет считаться с тем, о чем мечтают владыки патриархального центра и хотят ли они таких изменений, которые ведут к национальному возрождению народов бывшего СССР.

Вопреки здравому смыслу, священноначалие РПЦ объявило своей "канонической территорией" большой регион распространения православных церковных структур в пределах бывшего унитарного государства. На каком основании это сделано, на основе каких церковных канонов? Ведь правила Третьего Вселенского собора, да и сама церковная практика, согласовывает распределение пределов (границ) церковного управления с государственным размежеванием. Таким образом в православной традиции церковная автокефалия становится зависимым от политической самостоятельности. Устройство церковных дел, говорится в 17-м правиле Вселенского собора, должен соответствовать политическим и общественным делам. Из этих правил следует, что в оформлении полной церковной автокефалии важную, даже определяющую роль играет государственная власть. Следовательно, право на автокефалию УПЦ является безусловным, очевидным, каноническим. Отказ Московского патриарха Алексия II предоставить УПЦ автокефалию является неканонической и ее можно квалифицировать как склонность к ереси. Защитники автокефалии УПЦ имеют все основания противостоять этому сопротивлению и обратиться к высшим церковным органам. Право высшей судебной власти на Востоке IV-й Вселенский собор (правила 9, 17) предоставил патриарху Константинополя. Последующие Вселенские соборы подтвердили это правило, оно стало нормой жизни православного Востока.

Итак, являясь одним из рычагов объединения унитарного государства, руководство РПЦ никак не желает считаться с теми изменениями, которые происходили на окраинах империи. И хотя "единая и неделимая" доживала последние дни, разваливалось, не удалась затея с единым экономическим пространством, единым культурным, доживала рублевая зона, и все же московские архиереи еще пытались предотвратить распад Русской Православной Церкви.

Мало того, что в Украине, мол, захотели иметь свое государство, армию, таможни, границы, а вот РПЦ таки не допустит к самостоятельности отдельные церковные структуры. Пусть от Московского патриархата и в дальнейшем тянутся ниточки к сердцу каждого православного христианина в Украине. А их не так уж мало: три с половиной десятка миллионов! Удержать всех православных христиан бывшей империи под своим влиянием и духовным руководством, — какая это будет невидимая могучая держава! И не сравнится с влиятельной силой РПЦ ни Верховная Рада Украины, какие бы совершенные законы ни принимала, ни один Президент со своими советниками, представителями и кабинетом министров. Такие рассуждения и давали сторонникам автокефалии основания думать, что православной церкви в Украине нечего надеяться на каноническую автокефалию из рук Московского патриархата. Решить вопрос автокефалии Украинского православия, по их мнению, может только Вселенский Константинопольский патриарх. Такие соображения послужили поводом для поездки в мае 1992 года патриарха Мстислава с официальным визитом Константинопольского патриарха Варфоломея. Патриарх тепло принял гостей из Украины, пообещав изучить поставленную проблему и по возможности решить как можно скорее. "Вы не переживайте, — говорил он, — что между нами нет евхаристического единения, но вы есть в нашем сердце и я верю, что скоро мы будем служить вместе".

Попытки достичь межконфессионального согласия в Украине

Исходной точкой в установленнии межконфессионального согласия в Украине был первый Всеукраинский межрелигиозный форум, который состоялся 19-20 ноября 1991 года. На это выдающееся собрание прибыли представители 13 религий и вероисповеданий, которые признают наши соотечественники: Украинской Православной Украинской Автокефальной Православной, Греко-Католической, Римо-Католической, Реформаторской, Армяно-Григорианской Апостольної и Немецкой Евангелическо-Лютеранской церквей, а также евангельских христиан-баптистов, христиан веры евангельской, адвентистов седьмого дня, иудеев, караимов, мусульман. Участники форума стремились найти путь к примирению, отыскать то, что объединяет и совместно осудить то, что разъединяет наши религии.

В своем выступлении на форуме тогдашний председатель украинского парламента Леонид Кравчук подчеркнул, что первоочередная задача органов государственной власти — обеспечить безоговорочное выполнение Закона о свободе совести в полном объеме — свободу выбора религии, мировоззрения, убеждений, свободу быть верующим или атеистом.

Митрополит Киевский и всея Украины Филарет на форуме выступил с докладом. "Хотя мы принадлежим к разным вероисповеданиям и религиям, — говорил он, — но нас, христиан, объединяет вера в Святую Троицу и Господа нашего Иисуса Христа, который пришел в мир спасти каждого, кто обращается к нему, от греха и смерти. Мы живем на одной земле, дышим одним воздухом, одинаково любим Украину и желаем ей процветания. Нас объединяют общие страдания и тяжкие испытания, которым подверглись наши церкви и религии в различные периоды отечественной истории. Рассматривая пути примирения вероисповеданий, митрополит подчеркнул необходимость:

  1. в решении спорных вопросов не прибегать к насилию, не сеять вражду, ни через веру, ни через средства массовой информации;
  2. отказаться от прозелитизма, не заниматься миссионерством в чужой отаре;
  3. не вмешиваться светским силам во внутреннюю церковную жизнь;
  4. закон о свободе совести и религиозные организации воплощать в жизнь, каждому гражданину должна быть обеспечена полная свобода совести — гарантированная возможность независимо от места проживания исповедовать ту веру, которую он желает;
  5. каждая религиозная община должна получить от государства или построить собственный храм, всячески способствовать строительству новых храмов, и прежде всего, в тех населенных пунктах, где есть один храм, а религиозных общин есть две или больше. Поочередное проведение богослужений не решает проблемы.

Значение Всеукраинского межрелигиозного форума прежде всего в том, что на нем впервые собрались представители всех конфессий, сопоставили свои позиции, очертили круг спорных вопросов, начали поиск путей их решения. Было принято "Обращение верующих граждан Украины" и "Обращение к Верховной Рады Украины", которые были первым шагом к согласию. Сделан также шаг к решению самой острой из проблем, что питает межцерковный конфликт, — проблемы культовых помещений. По распоряжению Президента Украины Л.Кравчука, религиозным организациям решено передать на ремонт и реставрацию храмов 25 миллионов рублей с арестованных счетов КПУ.

Начало клеветнической кампании против Филарета

Шло время, но ответ из Московской патриархии о предоставлении УПЦ автокефалии не поступал. В начале 1992 года митрополит Филарет снова обратился к патриархии с просьбой решить вопрос автокефалии возглавляемой им УПЦ. Государственная власть Украины поддерживала мероприятия митрополита, хотя ряд центральных изданий в то время развернул против личности Филарета клеветническую компанию, обвиняя его в сотрудничестве с государственными структурами тоталитарной системы безбожников, нарушении монашеского обета. Часть епископов УПЦ пересмотрела свои позиции, которые занимала ранее в отношении автокефалии УПЦ. Их колебаниями и неопределенностью воспользовались иерархи Московской патриархии (или же просто были инсцинированны последними). Алексий II направил обращение правящим епископам УПЦ, которым дезавуировал их второе обращение к священноначалию РПЦ, чем заложил основы для будущего раскола УПЦ. В заявлении патриарха прозвучали подстрекательские слова, которые создавали возможность выхода из подчинения предстоятеля УПЦ. Патриарх Алексий II писал в обращении: "Искренне надеемся, что вопрос о будущем Украинской Православной Церкви будет решаться соборным разумом, на основе церковных канонов и в соответствии с надеждами народа Божьего. Если же, сохрани Бог, этот единственный и канонически законный принцип будет нарушен, то каждый, кто оставался верным православию, получит наше каноническое окормление и не будет заброшен на растерзание силам зла".

Теперь уже митрополита Филарета обвиняли в целенаправленном дезинформировании украинских епископов относительно позиции Московской патриархии в вопросе предоставления автокефалии УПЦ, по которой среди епископов уже не было единодушного мнения и некоторые из них отказались от своих подписей под обращением к Патриарху, Священному синоду и архиереям РПЦ. Это и стало причиной того, что епископы Алипий и Сергей были лишены возможности руководить своими епархиями, а епископа Черновицкого и Буковинского Онуфрия перевели на Ивано-Франковскую кафедру. Последний не подчинился распоряжению священноначалия УПЦ. Такие факты и стали формировать активную оппозицию предстоятелю УПЦ, епископату не хватило "единоначалия". Во время голосования за предоставление УПЦ автокефалии часть епископов в этом важном в жизни Церкви вопросе высказалась против выбранной предстоятелем УПЦ модели автокефалии.

Связи епископов УПЦ и РПЦ с КГБ СССР

В российских средствах массовой информации (журнал "Огонек", газеты "Независимость" и "Аргументы и факты") появились сенсационные обвинения Филарета в "тяжких грехах, связях с дьяволом" — с руководящими структурами государственного аппарата, расписывалось его "сотрудничество" с органами КГБ. Любознательный читатель, знакомясь с такими сенсациями консисторской палаты, задавал себе вопрос: если такие факты имели место в прошлом, то, очевидно, о них знали высокие церковные чины, и почему о них тогда молчали, а только тогда подняли эти вопросы с его досье, когда митрополит серьезно заговорил о независимости возглавляемой им Церкви. А в итоге, за связи с партийно-государственными структурами в советское время можно обвинять любого из иерархов, которые на соборе стали Филарету судьями.

При тоталитарном коммунистическом режиме епископы, которые поддерживали тесные связи с КГБ, имели псевдонимы, как и другие внештатные сотрудники политической полиции. Ни один епископ в СССР не мог быть введен в сан без согласия пятого управления КГБ, которое через государственный комитет по делам религии контролировало всю деятельность церкви и держало священников под страхом отлучения или ссылки в Гулаг. Как заявил один из руководителей КГБ, около 80 процентов православного духовенства находились под большим или меньшим контролем органов госбезопасности СССР. Это не означает, что все они были агентами, донощиками или продавались властям. Действовать осмотрительно, не проявлять чрезмерной упёртости, не допускать открытой критики режима — такова была судьба духовенства во всем СССР.

Но собор РПЦ старался не бросать тени на весь архиерейский корпус, на всю церковь, и поэтому решил принять компромиссное решение — отстранить предстоятеля УПЦ с его поста, предложив ему другую архиерейскую кафедру.

Результаты Архиерейского собора РПЦ 14 апреля митрополит Филарет осветил на пресс-конференции. "Собор проходил под лозунгом единой и неделимой, — сказал он, — и под бешеным давлением российского патриархата. Собор поставил цель сохранить структуру РПЦ, которая была до этого, любой ценой. И поэтому собор происходил с нарушением устава и повестки дня. От Украинского епископата слово предоставлялось лишь тем, кто выступал против независимости Украинской церкви: епископу Кировоградскому Василию, архиепископу Винницкому Феодосию (дома был одним из первых, кто выступил за автокефалию), депутату Верховной Рады Украины митрополиту Агафангелу. На собор привезли людей из Буковины и Донецкой области, которые демонстрировали свое желание остаться "вместе с Москвой". Пикетчики, управляемые Союзом российских братств, конечно же, не молились, а бесчинствовали. В некоторых епархиях российской "глубинки" было проведено собрание духовенства и мирян, которые решили не отпускать УПЦ. Почему судьбу Украинской церкви должны решать прихожане Сибири и Севера?" — возмущался митрополит Филарет.

Филарет рассказал и о своем решении "уйти" в отставку

"Меня заставили сделать заявление, что я подам прошение к собору УПЦ об уходе с поста предстоятеля Украинской церкви, — сказал владыка Филарет. — Иначе грозили лишить и той относительной административной зависимости, которую имеет наша церковь. Но, согласно Устава, митрополит Киевский избирается пожизненно. Вследствие этого заявления мы вернулись с независимостью в управлении. Потому что могли приехать и без нее, и имели бы своим предстоятелем ставленника Москвы Владимира Сабодана, управляющего делами Московской патриархии".

Решение митрополита Филарета и в дальнейшем остаться во главе УПЦ вызвало сопротивление у тех епископов УПЦ, которые, не без заинтересованных иерархов Московской патриархии, уже начали терять со своим предстоятелем хорошие отношения.

Прямое вмешательство Синода Московской патриархии во внутренние дела УПЦ осудила 26 мая 1992 года Всеукраинская конференция духовенства и мирян "В защиту канонических прав Украинской Православной Церкви", собравшая в Республиканском центре культуры и искусства более 2 тысячи церковных служителей и мирян. Конференция поддержала главу церкви митрополита Филарета в его намерениях получить каноническим путем полную независимость Украинской церкви. Участники конференции обратились к Вселенскому патриарху Варфоломею, епископу Константинопольскому поддержать решение об отмене акта передачи Киевской митрополии Московскому патриарху 1686 года (которое и так не признавалось Константинопольским Патриархатом).

Тон дальнейших событий начала задавать шестерка владык, которые еще с апреля собирались на совещание в Житомире. Не прошло и полгода, как они голосовали за автокефалию УПЦ, но теперь им показалось, что голос предстоятеля УПЦ, который их звал к автокефалии, не туда ведет. Архиереи, еще недавно подписались за автокефалию своей церкви, обвинили своего предстоятеля в клятвоотступничестве — на соборе РПЦ, мол, заявил, что уйдет в отставку, а потом отказался, мотивируя тем, что по уставу УПЦ и ее предстоятель избирается пожизненно. Епископы житомирской совещания, которые хотели видеть митрополита УПЦ с заявлением об отставке, высказались за немедленное проведение собора УПЦ. На такое организованное снизу желание шестерых владык (а вскоре к ним присоединилось телеграммой еще двое иерархов) — третьей части корпуса владык — чувствительная к "голосу снизу" Московская патриархия отреагировала дважды — 7 и 21 мая. Священный синод РПЦ поручил старшему по хиротонии иерарху УПЦ митрополиту Харьковскому и Богодуховскому Никодиму (Руснаку) провести Собор УПЦ, чтобы сместить митрополита Филарета с предстоятельской кафедры и избрать нового, жениха в Москве. Митрополит Никодим, известный своим враждебным отношением к демократическому движению и УАПЦ, тайно собрал епископов в Харькове и, нарушив церковный устав УПЦ, провел архиерейские сборы, назвав их впоследствии собором.

Восемнадцатиголовый кворум — обманутые и запуганные Московской патриархией иерархи, которые еще недавно высказались за автокефалию своей церкви, прибыв в Харьков, изменили свой взгляд, послушали советов Московского патриарха и ополчились против митрополита Филарета — инициатора движения за автокефалию УПЦ. Так заочно, без участия на собрании митрополита, заговорщики в Харькове высказались за то, чтобы его сместить с должности, проголосовали за порекомендованого Московской патриархией митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана) — иерарха из другой церкви, с РПЦ.

Реакция Филарета на харьковское собрание епископов 27 мая 1992-го года

Впоследствии свое впечатление от этих подпольных собраний архиепископ Полтавский и Кременчугский Феодосий выразит словами: "…Я предупреждал наш епископат, говоря, что такой выбор — то рискованный шаг. Хоть я сам с большой симпатией отношусь к этой личности, но, зная, что вокруг этого имени начнутся различные спекуляции на том основании, что этот человек идет из Москвы, и что это не простой архиерей, а правая рука патриарха, я советовал нашим святителям тайным голосованием избрать из своих епископов три кандидатуры, а дальше, помолясь, бросить жребий, чтобы сам Бог назначил в этот ответственный момент главу Церкви. И как досадно, этот мой план был отвергнут, и пропасть в церкви не уменьшилась, а еще глубже стала. Нас теперь незаслуженно и безосновательно называют московскими архиереями, предателями Украины, и на этой фальши основывается отношение к нам и к нашей Церкви".

Эти слова епископа Феодосия о харьковское собрание епископов УПЦ заслуживают внимания потому, что их высказал непосредственный участник этого необычного события. Пройдет время, история расставит точки над "и", даст свою оценку, но уже сегодня раздаются голоса, сравнивающие избрания в 1992 году в Харькове нового Предстоятеля УПЦ, предложенного Москвой, с тем что произошло в Харькове в декабре 1917 года. Тогда также произошло событие исторической важности — провозглашение так называемой Украинской Советской Социалистической Республики и утверждения правительства, членов которого предложили создатели московской большевистской империи. Поддержание этого предложения впоследствии трагически отразилось на судьбе нескольких поколений украинского народа.

Но пока что рассмотрим событие, которое произошло в Харькове, в оценке митрополита Филарета в его обращении к пастве и архиерейском послании "Не будем же сеять распри и раздоры", опубликованном 4 июня 1992 года: "27 мая в открытом письме патриарху Алексию II и Священному Синоду, — сообщил митрополит,я, как предстоятель УПЦ, заявил о собрании православных епископов в Харькове, которые назвали себя собором. Но они незаконные и не имеют канонической силы для УПЦ, потому что собранные там епископы откололись раньше от УПЦ и не могут выступать от ее имени. Епископы, которые собирались в Харькове, нарушили постановление архиерейского собора РПЦ от 25-27 октября 1990 года о даровании УПЦ самостоятельности и независимости в управлении. Это нарушение заключается в том, что архиереи в Харькове не сохранили самостоятельности и независимости и покорились решению Московского Священного Синода от 7 и 21 мая 1992 года, тогда, когда его власть не распространяется на управление УПЦ, имеющей свой собственный священный синод. Совершив такой поступок, епископы, которые собирались в Харькове, фактически отказались от самостоятельности и независимости, предоставленных УПЦ, и таким образом откололись от нее и снова вошли в административное подчинение Московской патриархии. Участники Харьковских сборов нарушили также Устав об управлении УПЦ, принятый на Поместном соборе УПЦ в ноябре 1990 года и зарегистрирован государственными органами Украины".

Сейчас, когда украинский народ нуждается в духовной поддержке, обратил внимание митрополит, умиротворения церкви как никогда должна способствовать примирению, укреплению веры, милосердия, призывать к терпимости и согласию, а не сеять распри и раздоры. С заботой о состоянии ее Предстоятель УПЦ рассказал, что Московская патриархия на словах призывает к единству, будто признает самостоятельность и независимость УПЦ, а на самом деле сеет религиозную вражду. Своим вмешательством во внутренние дела Церкви она разделила в Украине духовенство на два лагеря.

Поддержка митрополита Филарета Верховной Радой Украины в 1992-м году

В это время т.н. собором епископов УПЦ в Харькове, который состоялся 27 мая, поинтересовался Совет по делам религий при Кабинете Министров Украины. И хоть этот факт — это внутреннее дело церкви, но он мог существенно повлиять на обстановку в государстве. Поэтому Верховна Рада занялась харьковским событием с правовой стороны и выступила с заявлением, что УПЦ с октября 1990 года является независимой и самостоятельной в управлении. Она имеет свой устав, который устанавливает соответствующие правила решения важных вопросов жизни и деятельности церкви, в том числе и порядок избрания главы церкви — митрополита Киевского и всея Украины. Этот Устав утвержден на поместном соборе УПЦ, зарегистрирован Советом по делам религии в установленном законом порядке и, следовательно, является обязательным к исполнению для всех членов церкви, в том числе и для епископата.

В заявлении указывается, что созыв собора в Харькове, как и принятое на нем решение относительно предстоятеля УПЦ противоречит церковным правилам.

В частности, созыв указанного выше "собора" по указанию Московской патриархии является нарушением решения архиерейского собора РПЦ от 25-27 октября 1990 года о даровании самостоятельности и независимости в управлении.

Кроме того, этот факт и принятое на соборе решение нарушило ряд положений Устава УПЦ, который был зарегистрирован в государственном органе независимой Украины. Например, ст. 3 главы III Устава определяет, что собор епископов может быть созван только предстоятелем УПЦ, митрополитом Киевским и всея Украины, а фактически этим занялся митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим; ст. 7 главы III устанавливает, что во всех случаях на соборах УПЦ председательствует ее предстоятель митрополит Киевский и всея Украины, а на соборе в Харькове он не присутствовал и даже не приглашался.

Выборами нового предстоятеля церкви на Харьковском соборе нарушена ст. 2 главы V, которой установлено, что предстоятель УПЦ избирается пожизненно из числа украинских архиереев и выборы нового предстоятеля могут иметь место только в случае смерти митрополита Киевского и всея Украины, его ухода на покой, нахождения перед церковным судом или иной причины, делающей невозможным исполнение им обязанностей предстоятеля УПЦ. Ни одна из этих уставных условий в данном случае не имела места. Харьковский собор нарушил еще и ст. 6 главы III, которая требует, чтобы предстоятель УПЦ избирался исключительно из епископов УПЦ. На этом же соборе настоятелем избрали архиерея РПЦ — митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана).

На основе этих аргументов против нарушений группой епископов УПЦ в Харькове, Совет по делам религий при Кабинете Министров Украины заявила, что признает и впредь будет признавать те церковные решения, которые принимаются в соответствии с действующим законодательством и Уставом церкви.

Митрополит Филарет, несмотря на ряд трудностей и препятствий, которые приходилось преодолевать на пути, выбранном им к автокефалии Православной Церкви родного народа, все же не остановился. Верный своему намерению, он стал искать взаимопонимание с реалистично думающими с архиереями Украинской Автокефальной Православной Церкви.

джерело