Провокаторы и провокации на Евромайдане во время акций протестов за Евроинтеграцию

Реакция властей на евромайданы в Украине стала демонстрацией light-версии методов правления и отношения к общественным протестам в период президентских выборов 2015 года. Задачу локализации протестов и противодействия власть возложила прежде всего на силовые структуры.

На какие технологии опирались силовые структуры? Мы постарались систематизировать действия МВД и СБУ в отношении акций в поддержку евроинтеграции.

Для власти массовость и устойчивость Евромайдана стала абсолютной неожиданностью

Оценки протестного потенциала силовики строили исходя из организационного потенциала оппозиционных партий. Однако оппозиция не проводила большой рекламной кампании перед акцией. Не применяла массовый подвоз людей из регионов. В немногочисленных митингах 21–23 ноября, которые предшествовали Евромайдану, участие оппозиционеров также было весьма ограниченным. Поэтому реагировать на акции было решено исключительно милицейскими мерами.

А когда на улицы неожиданно для всех выплеснулось людское море, то коммуницировать с ним власть выставила закованный в латы и маски "Беркут" и группы боевиков бандитской наружности. Больше некому. За координацию действий власти отвечает избирательный штаб секретаря СНБО Андрея Клюева.

Для противодействия уличным протестам власти уже неоднократно привлекали нелегальные формирования боевиков с криминальными замашками.

В ходе противостояния с евромайданами именно боевики стали играть роль штурмовых отрядов, причем беспрецедентным является масштаб их применения.

По сведениям источников, которые ссылаются на выступление Захарченко на оперативном заседании, 24 ноября в Киеве было собрано для непосредственного обеспечения правопорядка на акции около 3 тысяч сотрудников милиции. При этом боевиков в Кабмине и вокруг правительственных зданий было собрано около 2 тысяч. Акции протеста в Днепропетровске и Одессе были оцеплены милицией, однако непосредственно разгромом палаточных городков занимались неустановленные "спортсмены".

Милиция не получает приказов на разгон акций – всю грязную работу делают наемники

На сей момент – середину дня пятницы – наиболее скандальной стала массовая драка с демонстрантами 24 ноября под зданием Кабмина. Группа неизвестных людей в спортивной одежде прошла сквозь строй "Беркута" для участия в потасовке с колонной оппозиции и вернулась в Кабмин после драки. Тогда же весь мир обошли кадры, как несколько молодых людей с лицами, закрытыми шарфами, распыляют перечную смесь из баллончиков в противогазы "Беркута". Кто эти люди? Может те же, кто избил журналистов в пятницу в Мариинском парке?

На сайте "Корреспондент" один из участников акции под Кабмином выложил видеозапись, как группа неизвестных без какой-либо формы выходит из Кабмина, а в ответ на замечание демонстрантов начинает открыто угрожать людям в присутствии сотрудников милиции, которые прекрасно слышат диалог, но, вопреки обращениям граждан, в ситуацию не вмешиваются.

Один из организаторов Евромайдана Виктория Сюмар говорит, что провокаторы, которых студенты выводят с Евромайдана и передают сотрудникам милиции, почти сразу возвращаются обратно.

В Днепропетровске и Одессе именно неустановленные боевики разгромили палаточные городки евромайданов, причем физически пострадали участники акций. Боевики также участвуют в противодействии протестным акциям в Черкассах, Чернигове и Житомире. 28 ноября было задокументировано нападение группы боевиков на участников Евромайдана в Житомире Влада Пучича и Юрия Жуковского. Пучичу нанесли несколько ударов битой по голове, его забрала "скорая". Один из нападавших был задержан и передан милиции – им оказался 21-летний безработный, личность которого милиция пока почему-то не установила.

По сути, сегодня можно говорить о создании властями специальных нелегальных формирований из лиц, не являющихся государственными служащими, с целью провоцирования силовых столкновений с протестантами. По различным данным боевики получают за день "работы" от 250 до 800 гривен. Это значительно превышает однодневную заработную плату сотрудников правоохранительных органов.

Евромайдан

Но главная проблема в другом: массовое использование нелегальных наемников, формально не связанных с властью, не стреноженных присягой, дисциплиной, и какими-либо моральными ограничениями, предполагает очень высокую вероятность непрогнозируемых эксцессов. Ведь за деятельность этих нелегалов не отвечает никто. Это временные ситуативные группы, которые собираются под конкретную задачу и конкретный бюджет – захватить какое-то предприятие, запугать кого-то. Кто эти люди? Как и кто будет их искать в случае столкновения и тяжелых последствий? Мало ли случаев, когда столкновения боевиков при рейдерских захватах приводило к убийствам и гибели людей? Например, в 2005 году в ходе столкновения двух охранных фирм на рынке в Луганске тяжелое ранение получил скандально известный народный депутат Л. прошлого созыва. Кстати, подозреваемый боевик тогда в руки милиции не попал – погиб при невыясненных обстоятельствах.

Власти стоит задуматься, что столь массовое применение наемников для столкновений в демонстрантами – это очень скользкий и опасный путь. Причем не только для евромайданов. Следует вспомнить историю спецотрядов криминального поиска МВД – когда набор отморозков в силовые структуры, получивших право на беспредел, на избиения, похищения людей, в конечном итоге привел к убийству журналиста Георгия Гонгадзе и к жесточайшему политическому кризису. Многие кураторы, кстати, до суда тоже не дожили…

Действия милиции против митингов в защиту евроинтеграции были неоправданно жесткими

Безобидный митинг на Майдане в Киеве был оцеплен милицией и оттеснен на половину площади – под абсурдным предлогом установки новогодней елки и киосков для ярмарки. Теперь елка в Киеве точно станет самой знаменитой в мире – как самая охраняемая. Прямые репрессии были применены против отдельных сторонников "Свободы". Точно по аналогии с "Болотным делом" в России суды признали участников демонстрации злостными правонарушителями. При этом боевики – другая сторона в столкновениях – к ответственности не привлекались.

Однако наибольшее количество "ноу-хау" власть применила в сфере электронного наблюдения и информационной войны.

Во время движения колонн демонстрантов многие очевидцы заметили над митингом беспилотный летательный аппарат, который осуществлял наблюдение. Вполне вероятно, что беспилотник был оснащен аппаратурой не только для визуального, но и для аудиоконтроля.

В связи с этим вызывает недоумение оценка МВД численности участников демонстрации на Европейской площади в 20 тысяч, а численности антиевропейского митинга на Софийской площади – в 21 тысячу

Эти заявления вряд ли способствовали доверию к официальной информации. Впрочем, объяснение может быть простым: посещаемость акций власти завышется во имя распила бюджета. Чем больше цифра, тем больше за "левые души" можно украсть у своих же.

Большой скандал возник в связи с тем, что демонстранты обнаружили спецмашину Службы безопасности Украины, которая осуществляла, по мнению оппозиционеров, дистанционную прослушку общения лидеров оппозиции в штабном автобусе и сканирование всех радиочастот в районе митинга. Версия СБУ о том, что спецмашина заехала в центр митинга якобы для поиска каналов радиочастот террористов похожа на анекдот. Еще смешней топорный метод осуществления прослушки – автобус СБУ был единственным транспортным средством в центре митинга, и не обратить на него внимание было невозможно.

Однако наибольший скандал возник в сфере Интернета и средств коммуникаций

21–23 ноября были взломаны аккаунты в социальных сетях и блоги десятков оппозиционных политиков "Батьківщини", УДАРа, "Свободы". С их адресов было организовано распространение фальшивых информационных сообщений. 24 ноября наступил паралич системы связи партии "Батьківщина". По словам Александра Турчинова, все личные и служебные телефоны депутатов и партийного аппарата подверглись масштабной атаке. Ежеминутно на них поступали звонки с различных номеров: при включении в трубке звучала "Марсельеза". При этом сами мобильные операторы утверждали, что по их данным все работает нормально, без помех! Таким образом, кто-то неведомый и всемогущий установил всю базу связи оппозиции, вывел из строя систему её коммуникаций и легко вмешался в работу операторов связи. Более того, оппозиционеры утверждают, что многие звонки, которые делались на их номера, были без их ведома перенаправлены на несуществующие соты. То есть им звонили, и абонент видел, что звонок идет. А в реальности адресат его не получал.

Беспрецедентным масштабным атакам подвергся ряд новостных информационных ресурсов. 25 ноября серия целенаправленных DDOS-атак на длительное время вывела из строя "Украинскую правду". Сделать это руками студента-хакера невозможно – "УП" размещает свои серверы в нескольких дата-центрах в Украине и за рубежом. При этом в интернете стали еще более активно продвигать новостной сайт с другим доменом, но таким же названием.

В тот же день, 25 ноября были выведены из строя серверы сайта "Главком". База данных взломана и уничтожена. Сайт длительное время не отображался и сейчас хостинг его серверов размещается за рубежом.

26 ноября неизвестные хакеры последовательно взломали три автономных сервера новостного сайта "Цензор.Нет". Очевидно, хакеры проникли в каналы связи программистов и сисадминов сайта и, получив все системы кодов, "убили" резервные копии, затем базы данных сайта и, наконец, отформатировали серверы, уничтожив операционные системы. И только наличие еще одного – резервного – хранилища информации спасло сайт от полного уничтожения. С серьезными потерями данных "Цензор.Нет" был вынужден перенести хостинг серверов в Ирландию. Взлом многослойной системы безопасности и кодировок – сложнейшая техническая задача, которая требует привлечения группы высокопрофессиональных специалистов. Ни одна из хакерских группировок не взяла на себя ответственность за массовый взлом аккаунтов оппозиционных политиков и блокирование работы ряда новостных ресурсов. Да это и не их стиль. В таких масштабах хакеры работать просто не умеют.

Здесь угадывается рука государства. Учитывая совокупность и масштаб факторов, можно предположить, что информационная война – организована Службой безопасности Украины. Теперь ни у кого не должно быть иллюзий об оперативных возможностях и методах работы спецслужбы. Теперь никто не может обвинить СБУ, что она плохо борется с оппозицией – теперь её работа видна любой бабуле, которая идет на митинг, любому студенту, который входит в Интернет.

Может так и надо? Может СБУ вместо тайных секретных функций должна теперь стать чем-то вроде ППС с полномочиями по слежке и прослушке?

Просчеты силовых структур легко объяснимы. Удобнее предъявить президенту образы врагов, созданные из расшифровок прослушки и наружки, чем аналитический доклад, который рассматривает риски и содержит критическую информацию. Удобнее в каждом общественном движении увидеть чью-то спецоперацию, которой можно "успешно" противодействовать, а в каждом участнике протеста – проплаченного провокатора. Силовые структуры искусственно создают линию фронта, где есть только "свои" и только "чужие", и получают карт-бланш, чтобы действовать "на войне как на войне". Гораздо легче и выгодней слепить из всяких оперативных сводок совсекретное дело о заговоре врагов, который доблестные органы и политические штабы успешно разоблачили. И распилить бюджет на организацию "активных мероприятий" по противодействию.

Потому что, если признать, что Евромайдан – это движение гражданского общества, а не проплаченный врагами проект, то придется раскрыть Виктору Федоровичу самую страшную тайну: а народ-то – недоволен! И евроинтеграция стала лишь объединяющей идеологией протеста. Но побудительная мотивация для десятков тысяч демонстрантов – это стремительное ухудшение социально-экономических условий, которое вызвано прежде всего безудержной и беспредельной коррупцией государственного аппарата на всех уровнях, которая "крышуется" самими силовиками. Вместо борьбы с причинами органы предпочитают бороться со следствием.

<http://gazeta.zn.ua/internal/stalkery-deystviya-silovikov-v-hode-evromaydana-_.html>

blog comments powered by DISQUS вверх