Евросоюз ошибся с санкциями против Беларуси и поэтому сторожничает относительно санкций против Украины

Евросоюз ошибся с санкциями против Беларуси и поэтому осторожничает относительно санкций против Украины

Европейский союз в отношении Украины раскололся на разочарованных и равнодушных, говорит британский политолог Эндрю Уилсон. Этим и многими внутренними проблемами ЕС старший исследователь Европейского совета по иностранным отношениям из Лондона объясняет отсутствие активных действий со стороны Европейского союза.

По его мнению, Европейский Союз (ЕС) все еще верит в то, что диалог более действенный инструмент, чем санкции, хотя не исключает целевого применения ограничений на передвижение и замораживание счетов политиков и служащих, причастных к кровопролитию в Украине.

– Взгляд на ЕС украинских активистов колеблется между последней надеждой и глубоким разочарованием. Многие из тех, кто надеялся на то, что жесткая реакция ЕС «отрезвит» нынешнюю власть, ныне испытывают острое разочарование, потому что не видят, что призывы европейских политиков к диалогу не имеют никакого влияния на власть. Эти настроения оправданы, по Вашему мнению?

– В Евросоюзе есть определенная проблема, что те страны, которые сейчас меньше всего делают, раньше делали больше всего. Это и поляки, и шведы, и балтийские страны, и немцы, которые прилагали большие усилия для того, чтобы соглашение об ассоциации было подписано. Но именно потому, что они потратили столько усилий тогда на переговоры с украинскими лидерами, сейчас чувствуют себя бессильными. А остальные были более-менее равнодушными к судьбе Украины от самого начала, это, в частности, страны Южной Европы.

Кроме того, делается еще одна ошибка. В вопросах санкций люди смотрят на Украину сквозь призму Беларуси. Что является печальной иронией. Потому что тогда, когда ЕС вводил санкции против Беларуси (например, относительно поставок белорусского трикотажа напрямую от производителя), в Брюсселе ошибочно думали, что Беларусь похожа на Украину и можно направить санкции против олигархов, которые поддерживают режим и политику таким образом можно изменить.

Но в Беларуси нет таких олигархов, как в Украине. Они базировались на плохом понимании того, как экономика этой страны вообще функционирует. Поэтому нацеленные санкции против олигархов не сработали. Но в случае Украины они как раз могли бы сработать, потому что такой класс людей в Украине присутствует.

С другой стороны, Евросоюз боится самого слова на букву «С», то есть самих Санкций как инструмента внешней политики, потому что они должны быть очень осторожны и взвешенны, быть направлены, например, против тех, кто причастен к насилию, а не просто тех, кто является финансово коррумпирован.

Также есть еще один сильный аргумент, который говорит, что нам не нужны санкции. Нам просто нужно употреблять средства, которые уже есть в нашем распоряжении. Например, стоило бы использовать надзор за финансовыми операциями в определенных ключевых странах – Австрии, Великобритании и на Кипре, где стоило бы внимательнее присмотреться к определенным транзакций.

– Много разочарованных людей в Украине говорят, что Европа может быть просто не заинтересована в том, чтобы ограничивать украинских олигархов, потому что они переводят туда деньги. Насколько этот аргумент может играть серьезную роль в нынешнее кризисное время?

– Эти деньги – капля в океане. Но если посмотреть на этот аргумент с немного другой стороны, то здесь есть смысл, потому что Европа действительно озабочена своими собственными проблемами.

– Такие санкции, если они все же будут введены, смогут ли причинить этим людям какие-то серьезные убытки? Ведь разговор о них продолжается уже долгое время, поэтому они имели достаточно возможностей перевести свои активы в какие-то более надежные места.

– Дебаты о санкциях, конечно, сходят до уровня перепалки между теми, кто всегда за то, чтобы их применять, и теми, кто всегда против. Но здесь есть также и моральный аргумент, что их надо вводить независимо от того, они будут иметь какой-либо эффект, или нет. Потому мы не должны давать возможность украинским олигархам использовать Европу в качестве своей площадки для игр. Поэтому – это дело морали.

– Если санкции не являются очень эффективным инструментом внешней политики, то инструмент, по Вашему мнению, мог бы сработать эффективнее в случае Украины?

– Есть одна карта, которую мы не использовали достаточно. Это – вопрос места Украины на энергетической карте Европы. Думаю, мы не используем эту карту и по России. Ситуация на энергетическом рынке быстро меняется, российский контроль газового рынка уменьшается. Если Украина согласится на российский сценарий с дешевым газом, то в перспективе её экономике грозит длительный спад. Если выберет европейскую модель, то ЕС может помочь. Возможно, стоило бы сосредоточиться на этом направлении в течение следующих 2-3 лет.

– Но Россия может делать выгодные предложения непосредственно украинскому руководству и олигархам, в то время как ЕС предлагает стратегию развития всей страны. Это – разные предложения, которые не могут конкурировать в нынешней ситуации, потому европейская, не имея коррупционной составляющей, неизбежно проигрывает. Или сознательные этого в Брюсселе?

– Правы. Эти предложения имеют совершенно разную природу и не могут конкурировать. Они могли бы конкурировать, если бы в Украине была демократия. Тогда люди могли бы сами взвесить недостатки и преимущества каждого из предложений. Это могло бы произойти при условии, что в Украине в следующем году состоятся открытые и честные выборы, на что мало надежды сейчас. И в этом случае Европа будет иметь большие проблемы.

Мария Щур. Радио СВОБОДА

blog comments powered by DISQUS вверх