Владимир Познер о Евромайдане в Украине - личное мнение. Украинцы и русские - разные народы!

События на Евромайдане в Киеве необъективно освещают не только российские тележурналисты, но и корреспонденты других государств, считает российский телеведущий Владимир Познер, который на днях посетил столицу Украины.

В интервью Радио Свобода он утверждал, что показ электронными медиа разных государств массовых протестов в Украине является не столько журналистикой, сколько политическими играми. В то же время Владимир Познер отметил различие между украинским и российским народам, которая заключается в том, что противостояние в России есть более жестокими и страшнее.

- Последние события в Киеве активно освещают не только украинские тележурналисты, но и их коллеги из многих государств мира, в частности, России. И немало участников акции протеста в Киеве утверждают, что именно российские телерепортеры, кроме телеканала «Дождь», является, мягко говоря, необъективными. И, мол, большинство из российских журналистов пытаются исказить информацию. Более того, когда российские репортеры делали прямые включения из Євромайдану, манифестанты подходили к ним и без агрессии скандировали «Хватит врать!», «Говорите правду!» Как Вы относитесь к обвинениям в адрес Ваших коллег в необъективности?

- Я к таким обвинениям отношусь сдержанно. Потому что объективной журналистики нет ни на одном канале, в том числе на канале «Дождь». Нравится то, что соответствует моему мнению. Поскольку освещение, скажем, на канале «Дождь», безусловно, делается в поддержку тех людей, которые собрались на Площади, то на Майдане это и нравится. То, что показывают на федеральных каналах России, не нравится. Поэтому это и считают необъективным. А я считаю, что необъективным есть и то, и другое. Ведь не предоставляется информация как таковая, а предоставляется мнение, будто комментарий. То есть, предоставляется не просто «что-то произошло», а обязательно с прилагательным, обязательно таким образом с точкой зрения. И это уже не журналистика, это – нечто другое. И это происходит с обеих сторон, и в этом я убеждался неоднократно. И это касается не только того, что происходит в Украине. В зависимости от политической направленности, которой придерживается тот или иной канал (государственный или частный), есть такое субъективное освещение. Не только в России, но и во многих других странах. В том числе в моей наполовину родной Америке.

- Когда, например, не только украинская пресса сообщает, что на очередной акции Євромайдану в Киеве во время выходного собрались сотни тысяч участников, то российские федеральные каналы информируют, что на улицы вышла только пара тысяч манифестантов и, мол, Евромайдан медленно стихает…

- Те, кто против, всегда будут занижать эту цифру. А те, кто был за, кое будут завышать. Например, так было во время массовых акций протеста в России. Органы внутренних дел занижали число участников, а организаторы – завышали. А сколько было на самом деле – иди, погадай. Это есть такая склонность. И, бесспорно, некоторые российские средства массовой информации хотели бы убедить зрителя и слушателя, что это сходит на нет, а другие – наоборот, что в Киеве происходит революция. И употребляют слово «революция». Хотя это – не революция, революция – совсем другое. Все это для меня (разное освещение событий в Киеве-ред.) – политические игры. И журналистики там – очень мало. Поэтому это, как у Шекспира в «Ромео и Джульетта» сказано «Чума на оба ваши дома». У меня вот такое отношение.

- Вы на днях были в Киеве, именно во время «Євромайдану.

- Да, я был в Киеве, я выступал в «Октябрьском дворце». И некоторые из тех, кто всю ночь демонстрирует в Киеве, кто не работает в этом городе, приходят туда спать. И им предоставили возможность (не в зале, где я выступал, а в других помещения этого дворца) предоставили возможность там отдыхать. А во время моего выступления был полный зал. Потом я вышел к Майдану – да, я увидел людей, увидел палатки, увидел флаги, слышал, как выступаю и поют…Ну и что? Да, есть протест, никто с этим не спорит. Бесспорно понятно, что вот эта своеобразие изменений решений со стороны президента, бесспорно, взбудоражила и, бесспорно, применение силы, тоже взбудоражило. Это все понятно. И город не было похоже на город, охваченный революцией. И мы спокойно по нему ездили, кроме самого центра – там, действительно, улицы были заблокированы. Но их спокойно можно было объехать. Я видел, что такое революция. Это совсем не похоже на революцию.

- Вы постоянно высказываете мнение, что сейчас в Киеве не революция. А что тогда является революцией?

- Революция – это захват власти и вы об этом прекрасно знаете. Захват власти или насильственное – это и является революцией. Как в свое время во Франции, когда там произошло свержение короля, как в России 1917 года. Не эволюция, а революция. И сейчас в Киеве – не революция. Это – движение протеста, которое выражается в том, что определенное количество людей выражает протест. И дальше можно разбираться – правильно протестуют или нет (с чьей точки зрения), Украине лучше быть ближе к Европе или к России – это вопрос дискуссионный. И его решат бесспорно, сами украинцы. И никто другой. Это – не дело России, это – не дело Западной Европы, это – дело украинцев. И слава Богу, что в Киеве не революция, не насильственный захват власти с кровью и всем остальным.

- Между событиями, которые идут сейчас в Киеве, и тем, что происходило во время конфликта президента России Бориса Ельцина с тогдашним съездом народных депутатов России – ровно 20 лет, почти 20 лет. Можно провести параллели между развитием ситуации сейчас в Киеве и тем, что происходило тогда в Москве?

- По-моему, параллели провести можно. Хотя любые параллели как правило являются неполными, но определенным образом все-таки можно. Во-первых, разница между теми событиями в Москве и нынешними в Киеве говорит о разнице в характерах. Все-таки русские и украинцы – это разные народы. И когда начинается такой протест, бунт в России, то он намного страшнее. И гораздо более жестокий, чем, скажем, в Украине. И то, что мы видели в России – это было сразу применение физической силы со стороны противников Ельцина – сторонников Верховного Совета России, штурм зданий, штурм телевидения. И сопротивление власти в виде танков стреляли по Белому в Москве и так далее.

Олександр Лащенко, Радио Свобода

blog comments powered by DISQUS вверх