1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Украинское население закарпатьяСайт манкуртов обязан этой статьей госп. Андрею Бирюкову, по его собственному выражению – "пожизненному львовянину", который любезно прислал её нам: "Посылаю статью. Она хоть и перенасыщена советскими побрякушками, интересна уже тем, что автор основательно анализирует австрийскую, венгерскую и румынскую статистику и этнографические исследования.

В бумажном оригинале были подстрочные и затекстовые примечания. Я, верстая сразу в HTML, свел их в одну последовательность и перенумеровал. Именно поэтому в прим. 15 есть ссылка на прим. 16. А.Бирюков"

УКРАИНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ЗАКАРПАТЬЯ (начало XIX– 70-е годы XX в.)

Н.В. Кабузан

Расы и народы. М.: Наука, 1986. Вып. 16. С. 104–117.

Вопросы этнической истории украинского населения Закарпатья представляют значительный научный интерес. Несмотря на неблагоприятные исторические условия, эта общность смогла сохраниться как часть украинского народа. Воссоединение большей части этнической территории закарпатских украинцев с УССР, приобщение их к украинской государственности способствовали быстрому росту численности и удельного веса украинцев в Закарпатье, преодолению их былой обособленности от основной массы украинского населения в процессе внутри этнической консолидации украинской социалистической нации.

Численность закарпатских украинцев с 1810 по 1930 г. возросла с 430 тыс. до 570 тыс. человек, хотя удельный вес во всем населении уменьшился. К концу 70-х годов XX в. на той же территории проживали уже 978 тыс. закарпатских украинцев, в том числе в Закарпатской обл. УССР – 899 тыс. человек, в уездах Марамуреш и Сату-Маре СРР – 32 тыс. (по данным переписи 5 января 1977 г.), в ЧССР – 47 тыс. (по переписи 1 ноября 1980 г.). В Венгрии украинское население ныне отсутствует.

В данной статье не ставится цель исследовать причины и механизмы различных этнических процессов, происходивших среди закарпатских украинцев. Мы решаем иную задачу – проанализировать изменения численности и ареалов указанной группы населения более чем за 170-летний отрезок времени. Поскольку эти изменения были связаны преимущественно с этнотрансформационными процессами, считаем необходимым рассмотреть в самом общем виде характер н особенности перемены украинцами своей этнической принадлежности. Это – обязательный этап работы по разграничению украинцев и других этнических общностей Закарпатья в ходе проведения этностатистических расчетов. Выбор нижней хронологической границы обусловлен тем, что по существу лишь с начала XIX в. становится заметной массовая языковая ассимиляция украинцев.

В XIX – начале XX в. Закарпатье входило в состав Венгерского королевства, являвшегося частью Австрийской (с 1867 г. – Австро-Венгерской дуалистической) империи. Та часть Закарпатья, где в изучаемый период расселялось украинское население, занимала площадь более 50 тыс. кв. км и охватывала 13 комитатов Венгерского королевства. В административно-политическом отношении этот регион не обладал каким-либо особым статусом. Территориально Закарпатье в рассматриваемых границах располагалось к югу и западу от Карпатских гор и представляло собой преимущественно горную, покрытую лесами область. Край этот чрезвычайно интересен с точки зрения природно-климатических условий и главное – его историко-культурного и этнического развития.

Этническая ситуация в описываемом регионе была весьма сложной, так как здесь контактировали четыре основных этноса: венгры, украинцы, словаки и румыны (на 1828 г. их соотношение равнялось 43 : 21 : 21 : 6). Преобладающее украинское население проживало на территории четырех восточных комитатов: Берег, Уж, Мараморош и Угоча. В большинстве других комитатов оно также составляло значительный процент.

В экономическом отношении Закарпатье в XIX – начале XX в. являлось самой отсталой областью Венгерского королевства. Свыше 80% самодеятельного населения было занято в сельскохозяйственном производстве, имевшем крайне низкий уровень развития. Экономика Закарпатья базировалась на примитивном натуральном хозяйстве; даже отмена крепостного права в 1848 г. не повлекла за собой быстрого развития капиталистических производственных отношений. Сохранялись крупнейшие государственные и частные имения, а свыше половины крестьянских наделов были карликовыми (0,5–2 га). Несмотря на некоторое спорадическое развитие промышленности, Закарпатье второй половины XIX – начала XX в. оставалось чрезвычайно отсталым аграрным районом с ярко выраженным полуфеодальным характером производства. Даже в 20–30-е годы XX в. на его территории преобладали экстенсивные формы ведения хозяйства.

«Богатейшие естественные запасы, исключительно благоприятные климатические условия, множество минеральных источников – всё это в силу существующего общественного строя служило не на пользу трудящихся Закарпатья, доведённых до крайней нищеты, умирающих от хронического голода, эпидемических и других массовых заболеваний»,– отмечают современные украинские исследователи В.П. и С.И. Копчак.

Остановимся коротко на политической истории Закарпатья, обусловившей в значительной степени своеобразие его этносоциального развития. В X–XI вв. территория этого региона входила в состав Киевской Руси. На протяжении XI–XIII вв. венгерские феодалы поэтапно захватывали земли за засечной линией, т. е. государственной границей, постепенно передвигая её по Закарпатью к подножью гор. Как отмечает современный украинский ученый Ю.В. Думнич, изучивший грамоты венгерских королей, пожалованные феодалам на право владения захваченными землями с проживавшим на них восточнославянским населением, юридическое включение Закарпатья в состав Венгерского королевства произошло в XIII–XIV вв. Грамоты зафиксировали обширную категорию восточнославянских названий, говорящих о расселении там в рассматриваемое время восточных славян.

Еще в первой половине XIX в. украинцы являлись основным этническим компонентом на территории комитатов Шариш, Земплин, частично Ципс, ныне в основном входящих в состав ЧССР.

Факту проживания предков украинцев на территории Закарпатья не противоречат свидетельства о действительно имевших место позднее миграциях украинского населения на территорию Закарпатья. С XV в. указанные свидетельства находят документальное подтверждение в дошедших до наших дней «шолтыских грамотах» – договорах венгерских феодалов с предпринимателями о вербовке украинских крестьян из Галиции и Подолии для поселения их на льготных условиях на землях венгерских помещиков в Закарпатье.

В 1699 г. по условиям Карловицкого мира Венгерское королевство, включая Закарпатье, отошло к монархии Габсбургов. После распада Австро-Венгрии в октябре 1918 г. в Закарпатье непродолжительное время входило в состав Венгрии в виде автономной области Русская Крайна. Затем оно было оккупировано румынскими и чехословацкими войсками. По Сен-Жерменскому договору от 10 сентября 1919 г. основной массив украинской этнической территории Закарпатья вопреки желанию трудящихся вошел в состав буржуазной Чехословакии, образовав там административную область Подкарпатская Русь (некоторая часть региона оказалась в составе другой области того же государства – Словакии). Вышеназванная акция противоречила решению Народного съезда Закарпатья от 21 января 1919 г. о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной.

Южное Закарпатье перешло под власть Румынии и образовало часть области Кришана – Марамуреш (уезды Марамуреш и Сату-Маре). Незначительное число закарпатских украинцев осталось на территории Венгрии. В конце 1938 г. Венгрия приняла участие в разделе Чехословакии: по решению первого Венского арбитража к Венгрии были присоединены южные районы Словакии и Подкарпатская Русь. В состав Венгрии вошли и принадлежавшие Румынии уезды Марамуреш и Сату-Маре.

В октябре 1944 г. Советская Армия освободила Закарпатье.

29 июня 1945 г. правительство СССР, идя навстречу единодушному желанию трудящихся этого района, заключило договор с правительством Чехословацкой Республики, согласно которому Закарпатье воссоединилось с Советской Украиной. Установление Советской власти положило начало новому этапу в истории края, обусловило изменение всего экономического, социального и культурного облика Закарпатья. Сразу же после образования Закарпатской обл. УССР (22 января 1946 г.) партия и правительство разработали ряд мер по ликвидации последствий войны и тяжелого наследия прошлого, которые были успешно претворены в жизнь. Закарпатье стало одной из самых развитых в экономическом отношении областей Украины. Неузнаваемо возрос жизненный уровень её населения. Еще в первые послевоенные годы там была полностью ликвидирована неграмотность, быстрыми темпами растет численность специалистов с высшим и средним специальным образованием, работающих в различных отраслях хозяйства.

На территории Румынии закарпатские украинцы расселяются ныне в уездах Марамуреш и Сату-Маре, в Чехословакии – в Восточнословацкой области Словацкой Социалистической Республики.

Наиболее фундаментальными исследованиями, освещающими изменения в численности и этническом составе населения Закарпатья XIX – начала XX в., являются труды австрийских и венгерских ученых указанного периода. Советские исследователи – Ю.В. Думнич, В.П. Копчак, С.И. Копчак – посвятили свои работы изучению численности и размещения украинцев в Закарпатье, особенностям демократической ситуации в регионе. К сожалению, они не сделали комплексного анализа этнодемографических процессов за период с начала XIX в. до наших дней.

Важнейшим источником для освещения темы являются данные конфессиональной статистики Венгрии – так называемые схематизмы, в которых с конца XVIII в. по церковным единицам – парафиям и приходам – регистрировались численность, вероисповедание и язык прихожан. Первые такие сведения по ряду комитатов Закарпатья сохранились за 1751 г.

За 1810 г. материалы церковного учета по 13 комитатам Венгрии, где имелось украинское население, опубликованы в печати. На указанной территории тогда было зарегистрировано 550 тыс. униатов (греко-католиков), из числа которых на долю украинцев приходилось 429 тыс. человек, а румын – 121 тыс. С начала второго десятилетия XIX в. схематизмы стали публиковать регулярно. каждый год.

За 1827 г. данные схематизмов были обработаны по комитатам всего Венгерского королевства. Численность украинцев – греко-католиков составила тогда, по нашим подсчетам, 461 тыс человек. В 40–50-е годы XIX в. императорская дирекция административной статистики Австрии под руководством видного статистика К. Чёрнига приступила к сбору материалов для этнической (как тогда называли «этнографической») карты империи.

В ходе этой трудоёмкой работы был собран и тщательно выверен статистический материал за 1843–1851 гг. (по состоянию на 1843, 1846 и 1851 гг.). Первый вариант «Этнографической карты Австрийской монархии» был опубликован в 1846 г., второй – в 1849-м, третий – в 1856 г Первоначально на 1843 г. численность украинцев Закарпатья была определена очень неполно (350 тыс.), но затем по состоянию на 1846 и 1851 гг. удалось получить более точные сведения (соответственно 475 тыс. и 447 тыс. украинцев), которые и положили в основу новых вариантов карты.

Известный немецкий статистик X. Брахелли определил численность украинцев Закарпатья на 1854 г. в 497 тыс. человек. Это самая высокая из имеющихся в историографии на середину XIX в. оценок. Карты 1849-го и особенно 1856 г. характеризуются высокой степенью точности.

В рукописном виде материалы церковной статистики, обработанные созданным в 1828 г. Венским статистическим бюро, сохранились в Рукописном отделе Национальной библиотеки Австрии в г. Вене. В конце 1960-х годов копии этих материалов были переданы в дар АН УССР и ныне хранятся в Институте общественных наук АН УССР в г. Львове. Особенно ценным для нашего исследования оказался первый выпуск, в котором приводятся интересные данные о численности, рождаемости, брачности, смертности, религиозном составе населения за 1819–1840 гг.

С 1850–1851 гг. в Австрийской империи начинают проводиться научно организованные переписи населения. На первых порах этнический состав населения Венгрии определялся косвенно. В 1851 и 1857 гг. он был выявлен администрацией путем комбинирования материалов, полученных в ходе переписей, и данных из других источников. В 1870 г. перепись в Венгрии зарегистрировала лишь конфессиональную принадлежность жителей, а статистическое бюро выявило этнический состав населения по данным министерства народного просвещения о числе детей, посещавших школы в 1869–1870 гг., и их родных языках.

С 1880-х годов переписи населения Венгрии начали фиксировать язык жителей. Хотя здесь учитывался не разговорный (Umgangssprache), как в Цислейтании (австрийская часть империи), а родной язык (Mutterschprache, anyanyelve) населения, на практике последний часто подменялся разговорным языком, что снижает репрезентативность данных.

Венгерская официальная статистика способствовала реализации концепции «венгерской политической нации», согласно которой все граждане Венгрии независимо от их национальной принадлежности считались членами этой нации. Лозунг «Одно государство – одна нация» заранее ставил вне закона все самостоятельные движения немадьярских народов и идеологически обосновывал их принудительную мадьяризацию.

Однако, несмотря на искажение данных о языке венгерскими переписями, мы вынуждены использовать в качестве основного именно этот показатель для определения численности украинцев в Закарпатье. Дополнительным признаком выступает вероисповедание населения, которое также регистрировалось переписями Венгерского королевства.

На территории Закарпатья, вошедшей в 1919 г. в состав Чехословакии, переписи населения 1921 и 1930 гг. фиксировали вероисповедание и национальность (по родному языку). Переписи Венгрии и Румынии 20-х – начала 40-х годов XX в. учитывали национальность, родной язык и конфессию жителей. После установления народно-демократической власти этнический состав населения был зарегистрирован переписями 1950, 1961, 1970, 1980 гг. в Чехословакии и 1948, 1956, 1966 и 1977 гг. в Румынии. Церковный учет населения на территории Закарпатья существовал параллельно с научно организованными переписями.

Используя данные церковной статистики, административного учета и переписей, мы имеем возможность исследовать этническую ситуацию в Закарпатье с начала XIX в., а в ряде случаев – и с конца XVIII. В связи с тем, что с 1920 г. административные границы Закарпатья претерпели радикальные изменения, анализ этнических и этнодемографических процессов в регионе за весь период возможен в самом общем виде.

Вместо использования данных по комитатам приходится оперировать сведениями по таким крупным территориальным единицам, как Подкарпатская Русь и Словакия в буржуазной Чехословакии, Марамуреш и Сату-Маре в буржуазной Румынии. В Венгрии сохранялось административное деление по комитатам. С 1946 г. возможен анализ этнодемографических процессов по районам Закарпатской обл. УССР, Восточнословацкой обл. ЧССР, а также по уездам Марамуреш и Сату-Маре СРР.

Остановимся на изменениях в численности и географическом размещении украинского населения Закарпатья по комитатам в XIX – начале XX в. С 1810 по 1910 г. число украинцев по языку возросло на территории 13 комитатов на 4,3% (1810 г. – 428,6 тыс., 1910 г. – 447,1 тыс. человек), а в Венгерском королевстве в целом – на 9,2% (1810 г. – 432,6 тыс., 1910 г.-472,6 тыс. человек). Греко-католическое население с 1827 по 1910 г. увеличилось на 51%, т. е. росло значительно быстрее.

За то же время все население 13 закарпатских комитатов выросло почти вдвое (со 1476 до 2850 тыс. человек). Итак, в условиях быстрого увеличения общей численности населения Венгерского королевства прирост в 13 рассматриваемых комитатах был гораздо более умеренным, а украинское по языку население вообще почти не увеличивалось, в отдельные периоды даже сокращалось. Особенно заметным это сокращение было в 1830–1880-х годах, а в самом конце XIX – начале XX в., напротив, отмечался небольшой прирост числа украинцев в абсолютных показателях.

Греко-католическое население при общем падении его удельного веса в абсолютных показателях увеличивалось гораздо быстрее, чем украинское по языку. Часть украинцев подверглась языковой ассимиляции, сохранив свое вероисповедание, поэтому к началу XX в. среди униатов появилось много словаков и венгров по языку. Так, в 1900 г. среди греко-католиков Венгрии оказалось 247 тыс. венгров, 102 тыс. словаков и 415 тыс. украинцев по языку, а среди украиноязычного населения, помимо отмеченных 415 тыс. униатов, было 3 тыс. католиков, 7 тыс. православных и небольшое число лиц других вероисповеданий.

Изменение абсолютной и относительной численности украинского населения Закарпатья в различных комитатах происходило по-разному. В зависимости от типа расселения и характера этнических процессов среди закарпатских украинцев комитаты, где они расселялись, можно условно разделить на три группы.

Во второй половине XIX – начале XX в. большая часть украинцев Закарпатья была сосредоточена в восточных комитатах: Мараморош, Берег, Уж и Угоча, занимая там сплошную территорию. Указанные комитаты мы относим к первой группе. Еще в 1910 г. на этих землях украинцы сохраняли относительное большинство населения, численно превосходя венгров, румын и словаков. На территории будущей Закарпатской обл. УССР, основу которой составили эти четыре комитата, удельный вес украинцев изменялся следующим образом: в 1810 г. они составляли здесь 72,8% жителей, в 1880 г. – 62,5, в 1910 г. – 56,2, в 1921 г. – 62,3, в 1959 г. – 74,6 и в 1979 г. – 77,8%. Одновременно с падением удельного веса украинцев в конце XIX – начале XX в. уменьшался процент словаков (1880 г. – 2; 1910 г. – 1% жителей) и увеличивался процент венгров (1857 г. – 20; 1880 г. – 24; 1910 г. – 29% населения).

Итак, на территории этих четырех комитатов украинцы в изучаемый период, несмотря на неблагоприятные исторические условия, выросли количественно и сохранили большую часть своей этнической территории.

В комитатах, относимых нами ко второй группе (Шариш, Земплин, Ципс, Абауй и Торна), украинцы еще в начале XIX в. составляли значительную долю населения (от 14 до 39%), однако на протяжении указанного столетия здесь произошло её существенное сокращение, причем уменьшилась даже абсолютная численность народа. Украинское население в комитатах Шариш, Земплин, Ципс и отчасти Абауй и Торна заселяло сплошную территорию, которая представляла собой непосредственное продолжение его этнической территории в восточном Закарпатье. Если в северо-восточных частях этих пяти комитатов украинцы расселялись компактно, то в южных – в виде этнодисперсных групп среди численно преобладавшего словацкого и венгерского населения.

Если в начале XIX в. в пяти комитатах, отнесенных нами ко второй группе, размещалось чуть менее половины (43,2%, или 185 тыс. человек) всех украинцев Закарпатья, в 1857 г. – уже (35,3%, или 148 тыс.), то к 1910 г. – лишь (20,2%, или 90 тыс.). Всего на территории Шариша, Земплина, Ципса, Абауя и Торны в 1810 г. было учтено 185,2 тыс. украинцев по языку и 195,7 тыс. униатов. В 1921 г. первая перепись населения Чехословакии зафиксировала в этих границах 95,4 тыс. украинцев и 189,5 тыс. униатов. Таким образом, в комитатах второй группы отмечалось резкое сокращение как абсолютной, так и относительной численности украинцев по языку. Число же униатов здесь возросло в абсолютных показателях, а их удельный вес снизился довольно умеренно.

Интересно отметить, что в 1950 г. во всей Чехословакии было зафиксировано лишь 68 тыс. украинцев (с частью комитатов Уж, Абауй и Торна), а в 1980 г. – 47,1 тыс. В Словакии численность украинцев в 1980 г. не превышала 37 тыс. человек. В современных границах ЧССР удельный вес украинцев в XIX – 80-х годах XX в. изменялся следующим образом: в 1810 г. 3,4% всего населения (185,2 тыс.), в 1857 г. – 1,6% (148,5 тыс.), в 1880 г. – 0,8% (82,5 тыс.), в 1900 г. – 0,7% (83,5 тыс.), в 1931 г. – 0,8% (118 тыс.), в 1970 г. – 0,4% (48,8 тыс.), в 1980 г. – 0,3% (47,1 тыс.).

В комитатах, относимых нами к третьей группе (Боршодь, Сатмар, Гомор и Саболч), украинцев и в начале изучаемого периода было сравнительно немного, а к XX в. они там практически исчезли. Для украинского населения данной территории был характерен тип расселения в виде этнодисперсных групп. Ныне эти земли входят в состав СРР и ВНР. В 1810 г. здесь было учтено 49,2 тыс. украинцев по языку (и столько же греко-католиков), а в 1910 г. – лишь 0,3 тыс. украинцев по языку (и около 240 тыс. греко-католиков).

На территории южного Марамуреша и Сатмара, включенных в 1919 г. в состав Румынии (уезды Марамуреш и Сату-Маре), сохранилось довольно значительное украинское население (по р. Русковой, притоку р. Изы и в районе г. Сигет). В 1919 г. украинцы составляли около 7% населения Марамуроша (19,1 тыс.), в 1930 г. –6,1% (19,2 тыс.), в 1948 г. – 6,8% (21,9 тыс.) и в 1977 г. – 6,5% (32,1 тыс.).

Во всем Венгерском королевстве с 1810 по 1910 г. удельный вес украинцев по языку снизился с 5,4 до 2,6% (а греко-католиков – с 5,4 до 5,2% или гораздо меньше).

Перейдём к анализу причин, вызвавших отмеченные изменения абсолютной и относительной численности закарпатских украинцев.

Как известно, динамика численности этнических общностей определяется, с одной стороны, процессами воспроизводства, а с другой – этническими процессами. В ряде случаев большая роль в изменении количественных параметров этноса принадлежит миграциям. По нашему мнению, из трех факторов, обусловивших изменение абсолютной и относительной численности украинцев,– естественного и механического движения, а также этнических процессов – первые два сами по себе не могли способствовать уменьшению этих показателей.

В самом деле, естественный прирост у украинского населения Закарпатья не был более низким, чем у других этнических общностей региона. Что касается массовой заокеанской эмиграции 1870–1930-х годов, то можно отметить, что доля украинцев в числе эмигрантов в целом была ниже, чем их доля в населении; следовательно, механическое движение воздействовало в направлении увеличения последней.

Так, в период 1899–1913 гг., когда эмиграция была самой интенсивной, шесть комитатов Закарпатья, где была сосредоточена большая часть закарпатских украинцев, покинули 226 тыс. переселенцев; из их числа на долю украинцев приходилось 50 тыс. человек, или 22%. При этом удельный вес последних в населении указанных комитатов равнялся 32%.

В комитатах Берег, Уж, Мараморош и Угоча, территория которых впоследствии в основном вошла в состав УССР, до первой мировой войны на долю украинцев приходилось 35–40% эмигрантов, тогда как доля украинцев в населении этих комитатов превышала 40%. Лишь в 20–30-е годы XX в., когда эмиграция по своим масштабам существенно уступала довоенной, удельный вес украинцев в числе эмигрантов стал превышать их долю в населении (соответственно 65 и 62%).

Следовательно, отмеченное выше сокращение относительной, а в ряде случаев и абсолютной численности закарпатских украинцев было обусловлено воздействием происходивших среди них этнических (этнотрансформационных) процессов.

Перейдем к особенностям названных процессов. Как отмечает современный советский этнограф Н.Н. Грацианская, «разница между шаришским и сотацким диалектами словацкого языка и диалектом украинцев-лемков мала, определить её может только специалист-диалектолог. Объединительные этнокультурные процессы у восточнославянского населения и словаков продолжаются уже много столетий в рамках одного государства … Вплоть до г. Попрада до сих пор сохранилось словацкое население греко-католического вероисповедания, да и во всей культуре словаков восточной Словакии, в том числе в их диалектах, предполагают восточнославянский субстрат». Известный русский славист первой трети XX в. А. Петров также отмечал отсутствие «резко очерченной границы» между диалектами закарпатских украинцев и словаков и указывал на то, что “долговременное чересполосное сожитие двух близких славянских народностей должно было привести и привело к возникновению говоров переходных, в той или иной степени как «механически», так и «химически» смешанных».

Представляется плодотворной в смысле возможности применения к исследованию этнических процессов на гетерогенных украинско-словацких территориях Закарпатья следующая мысль современного польского ученого Ю. Хлебовчика. Он полагает, что в условиях национального и языкового пограничья (в случае контактов украинцев и словаков – «переходного пограничья» в условиях «генетического контактного двуязычия») «развитие национальной структуры пограничья идет не только в направлении кристаллизации отчетливо выделившихся национальных общностей, длительный симбиоз двух и более языково-этнических групп… ведёт одновременно к закреплению позиции групп с неопределившимся национальным обликом…

Существование переходной полосы существенно затрудняло процесс формирования национального самосознания на почве первичной языково-этнической общности”. Характерно, что описываемая ситуация, как правило, имела место и проявляла значительную устойчивость лишь в случаях «отсутствия больших национальных антагонизмов». Практически полное отсутствие таких антагонизмов было характерно для украинского и словацкого населения, жившего чересполосно в комитатах Шариш, Земплин, Ципс, Уж, Абауй и Торна.

Этническое самосознание закарпатских украинцев в XIX – начале XX в. в значительной мере определялось конфессиональным самосознанием, причем последнее было очень устойчивым. Привязанность украинцев Закарпатья к «вере отцов» не могла не способствовать пониманию ими своего отличия от соседних этнических групп, исповедовавших римско-католическую религию и некоторые направления протестантизма (лютеранство, реформатство). Это помогало украинцам сохранить этническую самобытность.

Однако конфессиональный фактор не предотвращал их переход на близкий им диалект словацкого языка. Получалось, что смена языка существенно опережала смену украинцами вероисповедания (греко-католического на римско-католическое или на одно из направлений протестантизма, которых придерживались здесь словаки н венгры).

Часть украинцев меняла религию лишь через несколько поколений после смены языка, а некоторые не изменяли её вовсе. У такой этически переходной категории, как словако-рутены, несмотря на перемену языка на словацкий, вероисповедание оставалось греко-католическим.

Их этническое самосознание медленно трансформировалось в направлении полной самоидентификации со словаками. На отсутствие у словако-рутенов осознания своей этнической принадлежности указывал в 1938 г. словацкий ученый Я. Гусек. В ходе обследования восточных районов Словакии с целью определения национального состава жителей он выявил, что большие группы населения не могут дать прямого ответа на вопрос о своей национальности.

В связи с консервацией этнически переходного состояния словако-рутенов их численность увеличивалась: в 30–50-е годы XIX в. она не превышала 12 тыс. человек, а в 1910 г. достигла уже 110 тыс. В начале XX в. большинство словако-рутенов размещалось в западных комитатах Закарпатья. В Абауе и Торне украиноязычное население почти исчезло, а в Земплине, Шарише и Ципсе его численность и доля резко сократились, тогда как удельный вес униатов на территории этих пяти комитатов почти не изменился, а абсолютная их численность выросла.

В комитатах Берег, Угоча, Боршодь, Сатмар и частично Уж шел процесс мадьяризации украинского населения, носивший в подавляющем большинстве случаев насильственный характер. Венгры униаты, по-видимому, отождествляли себя с венграми в этническом отношении. Относительной устойчивости существования и численному росту таких групп населения, как словако-рутены и венгры униаты, в значительной мере способствовало то, что в Закарпатье униаты не подвергались открытым религиозным притеснениям.

Политика насильственной мадьяризации невенгерских народов Венгрии не сопровождалась жесткими притеснениями униатской части населения. Хотя определенная её дискриминация и имела место, все равно масштабы этого явления нельзя сравнивать с тем положением, в котором оказалась греко-католическая церковь и её адепты – украинцы в соседней с Закарпатьем Восточной Галиции.

В 30–80-е годы XIX в. украинская этническая территория в Закарпатье в результате воздействия процессов естественной и насильственной ассимиляции значительно сократилась. Об этом свидетельствуют данные изменения языкового состава жителей отдельных селений. В начале XIX в. по-украински говорили жители 776 закарпатских сел. Основная их часть была сосредоточена в комитатах Берег (163 села), Шариш (155), Земплин (149), Уж (89) и Мараморош (88).

К 1830-м годам численность украиноязычных сел сократилась незначительно – всего на 20, зато в последующие полвека она уменьшилась почти на 240. Исчезли украиноязычные села в Боршоде, Саболче, Гоморе, Сатмаре. В западной части комитата Уж (в частности, в Собранецком округе) словацкий язык стал основным в 47 селах, где ранее господствовал украинский. В Абауе, Торне в 1828 г. было 23 украиноязычных села, а к 1880-м годам их осталось 2. В комитате Шариш численность сел, где преобладало украиноязычное население, сократилась в рассматриваемый период на 31, а в Земплине – на 89.

В 1921 г. украинское по языку население в бывшем комитате Земплин – в части его, отошедшей к Чехословакии, в округах Стропков, Медзилаборце и Снина – еще сохранялось, а в остальных округах почти исчезло. Особенно показательны в этом отношении округа Михаловце, Гуменне, Вранов-над-Теплоу и Требишов. В Михаловце в 1810 г. было зарегистрировано почти 11 тыс., а в 1921 г. – лишь 0,4 тыс. украинцев по языку. В бывшем комитате Шариш, целиком вошедшем в состав Чехословакии, украиноязычное население в 1921 г. размещалось в основном в округах Бардеев (в 1810 г. – 7,4 тыс., в 1921 г. – 13,2 тыс. украинцев по языку) и Сабинов (в 1810 г. –10,1 тыс., в 1921 г. – 6,8 тыс.). В Свиднике, Попраде, Прешове украиноязычного населения в 1921 г. оставалось мало, а в округе Брезно оно исчезло вовсе. В Абауй-Кошицком и Спишском округах украинцев по языку в 1921 г. уже почти не было.

Интересна этническая ситуация в Собранецком округе бывшего комитата Уж, непосредственно граничившем с современным Советским Закарпатьем. В 1810 г. здесь жили около 13 тыс. украинцев по языку, а в 1921 г. – только 1,6 тыс. К 1921 г. украиноязычное население в восточной Словакии уже не занимало единой компактной территории. Так, в округе Свидник украинцев по языку осталось лишь 0,5 тыс., а в расположенном западнее Бардееве – 13,2 тыс. человек. В Прешове в 1921 г. их насчитывалось 0,9 тыс., а в Сабинове – 6,8 тыс.

В настоящее время в восточной Словакии все украинцы двуязычны. По мнению Н.Н. Грацианской, ныне здесь “происходит интеграция и консолидация населения … одновременно. Все эти процессы взаимно переплетаются, и их чрезвычайно трудно разделить. Это происходит потому, что не только материальная, но и духовная культура украинцев и словаков однородны, сказывается и отсутствие конфессионального барьера (почти все они униаты). Совместная работа на промышленных предприятиях, общие интересы приводят к всемерному укреплению контактов украинцев со словаками.

Обычным явлением стали украинско-словацкие смешанные браки. Наиболее стойким носителем украинского самосознания остается интеллигенция, процент которой среди местных украинцев довольно значителен. В естественном этнокультурном объединительном процессе у населения всего района большую роль играет изменение социального состава деревень, ранее гораздо более изолированных.

На территории Закарпатья, вошедшей в состав УССР и образовавшей Закарпатскую обл., удельный вес украинцев с 1930 по 1979 г. вырос с 62,2 до 77,8%, а численность увеличилась с 451 до 899 тыс. человек, почти вдвое. Здесь, по данным переписи 1979 г., сохранилось значительное венгерское (13,7% жителей, или 158 тыс. человек), а также румынское (2,3%, или 27 тыс. человек) население; появились русские (3,6%, или 42 тыс.).

В наши дни у украинцев Советского Закарпатья происходит дальнейший рост национального самосознания па социалистической интернациональной основе, что является результатом убедительных достижений всего украинского народа в развитии национальной государственности, экономики, культуры и т. д. Современные этнические процессы в Закарпатье, как и во всей Украине, характеризуются всесторонним развитием живущих там народов, их межэтнической интеграцией. Эти процессы развиваются на основе коллективного труда в общественном производстве, усиления идейного единства трудящихся и находятся в прямой зависимости от повышения степени социальной однородности населения на основе стирания существенных различий между классами и социальными группами, общего научно-технического прогресса.

На территории Закарпатья, воссоединенного с УССР, навсегда покончено с национальной рознью. Многие трудовые коллективы являются многонациональными; между различными народами происходит взаимообмен в области культуры. Свобода национального развития, общие цели в устройстве новой жизни объединили между собой украинцев, венгров, румын, русских, словаков и другие народы, населяющие территорию Советского Закарпатья.


Примечания

Украинское население Закарпатья в досоветский период называло себя «русинами». Оно известно и как «руснаки», «угрорусины», «угрорусы», «карпатороссы», «рутены». Последний термин (латинизированный вариант слова «русин») – официальный, применявшийся в Австро-Венгрии для обозначения лиц украинской национальности. Это название – производное от слов «Русь» и «русский» – сохранилось в Закарпатье с тех времён, когда всё восточнославянское население именовало себя «русскими».

арамурош – рум., Мараморош – укр.

Комитат – наиболее крупная административно-территориальная единица Венгрии.

Площадь указанных четырех комитатов составляла 17,9 тыс. кв. км, площадь современной Закарпатской обл. УССР – 12,8 тыс. кв. км.

Копчак В.П., Копчак С.И. Население Закарпатья за 100 лет: Статистико-демографическое исследование. Львов, 1977. С. 15–19.

Там же. С. 19.

Лелекач M.M. Про принадлежність Закарпаття до Київскої Pyci в X–XI ст. // Наук. зап. Ужгородського держ. ун-ту. 1949. Т. 2, Іст.-філолог. cepія. С. 28–38.

Думнич Ю.В. К вопросу о размещении и численности украинского населения Закарпатья в XIV–XIX вв. // Проблемы исторической демографии СССР. Таллин, 1977. С. 85.

Бромлей Ю.П., Грацианская Н.Н. Проблемы этнокультурного изучения культурной общности населения Карпат // Карпатский сборник. M., 1976. С. 9–11.

Перени Й. Из истории закарпатских украинцев. 1849–1914. Budapest, 1957. С. 9.

Копчак В. П., Копчак С.П. Население Закарпатья за 100 лет. С. 27–29.

Csaplovics J. Gem?lde von Ungarn. Pest, 1829. Bd. I; F?nyes A. Statistik der K?nigreiche Ungarn. Pesth, 1843. Bd. I; Liclitenstern J.M. Handbuch der Geographie des ?sterreichischen Kaiserstaates. Wien, 1817, 1818. Bd. II, III; Bidermann H.I. Die ungarischen Ruthenen, ihr Wohngebiet, ihr Erwerb und ihre Geschichte. Innsbruck, 1862–1867; Czoernig K.F. Die Verteilung der V?lkerst?mme und deren Gruppen in der ?sterreichischen Monarchie. Wien. 1856; Balogh P.А. A n?pfajok Maguarorsz?gon. Budapest, 1902.

Панькевич I. Нарис icтоpii україньскнх закарпатськнх говорів. Ч. I: Фонетика. Praha, 1958. С. 18–19.

Vaterl?ndische Bl?tter f?r den ?sterreichischen Kaiserstaat. Wien. 1813. S. 54–55.

Эта группа униатов появилась в Закарпатье после оформления 24 апреля 1646 г. Ужгородской унии, в результате заключения которой православная церковь в этом районе вступила в унию с Римом, образовав униатскую греко-католическую церковь. «Исторические факты убедительно доказывают несостоятельность попыток современных униатско-клерикальных отщепенцев за рубежом изобразить унию „проявлением воли“; трудящихся масс Украины… свидетельствуют об её антинародном характере с самого начала её насильственного внедрения. В феврале 1949 г. руководство Мукачевской униатской епархии приняло решение о самоликвидации греко-католической церкви в Закарпатье». Помимо украинцев, к греко-католическому исповеданию принадлежало также румынское население закарпатских комитатов Мараморош, Угоча, Саболч и Сатмар. Поэтому при определении численности украинцев по материалам схематизмов из общего числа униатов необходимо вычитать число румын, полученное на основании церковных данных о родном языке прихожан.

Сімончик A.M. Підготовка і запроваждення Брестьскої i Ужгородської церковннх yній // Антикомуністична сутність уніатсько-націоналістпчної фальсифікації іcтopiї українського народу.Київ, 1984. С. 104.

Versuch einer Darstellung der oesterreichischen Monarchie in statischen Tafeln. 1828. Wien, 1829.

Czoernig K.F. Etnographische Karte der ?sterreichischen Monarchie. Wien, 1850; Idem. Etnographie der ?sterreichischen Monarchie heransgegend durch die k. k. Direction der administrativen Statistik. Wien, 1857. Bd. I; Wien, 1855. Bd. II–III; Bockh R. Der deutschen Volkszahl und Sprachgebiet in den europ?ischen Staaten: Eine statistische Untersuchung. Berlin, 1870. S. 262–266.

Haeufler I.V. Sprachenkarte der ?sterreichischen Monarchie. Pest, 1846.

Fr?lich R.A. Historisch-ethnographisch-statistische Erl?uterungen zur neuesten National- und Sprachenkarte des ?sterreichischen Kaiserstaaten. Wien, 1849.

Czoernig K.F. Karte…

Brachelli H.F. Statistik der ?sterreichischen Monarchie. Wien, 1857. S. 10–24, 65.

Versuch einer Darstellung… Wien, 1828–1840. Bd. I–XIII.

Czoernig K.F. Ethnographie der ?sterreichischen Monarchie. Wien, 1855. Bd. III. S. 146–147.

Петров Л. Материалы для истории Угорской Руси. Т. 6: Пределы угрорусской речи в 1773 г. по официальным данным. СПб., 1911. С. 96–97.

История Венгрии: В 3 т. М., 1972. Т. 2. С. 91.

Vaterl?ndische Bl?tter… S. 54–55; Volksz?hlung in den L?ndern der ungarischen Krone. 1910. Budapest, 1912. Bd. 42. S. 35–44.

Statistick? p?irucka Republiky ?eskoslovensk?. Praha, 1925. T. 2. S. 56, 66; Statistick? Lexicon obc? v Republice ?eskoslovenskej. Praha, 1928. T. 4. S. 1.

Demograficka prirucka. Praha, 1982. S. 20, 46, 298–300.

Sabin M. Studiu elnografie asupra popula?iei Rom?niei. Bucure?ti, 1940. P. 34, 54–59; Golopentia A., Georgescu D.C. Popula?ia Republicii populare Rom?ne la 25 ianuarie 1948: Rezultatele provizorii ale recens?m?ntului. Bucure?ti. 1948. P. 37–41; Румыния: Документы. События. 7-й год издания. № 33. Июнь 1977: Сообщения о предварительных результатах переписи населения и жилищ от 5 января 1977 г. Бухарест, 1977. С. 12–13.

Козлов В.И. Этническая демография. М., 1977. С. 52.

См. подробнее: Кабузан Н.В. Украинское население Галиции, Буковины н Закарпатья в конце XVIII–30-х годах XX в. // Сов. этнография. 1985. № 3. С. 78–80.

Volksz?hlung in den L?ndern der ungarischen Krone. 1910. S. 35–44: Мицюк O. З еміграції угро-русині в перед світовою війною // Науковий збірник товариства “Просвнта” в Ужгороді: Річник XIII–XIV. Ужгород, 1938. С. 22–28.

Копчак В.П., Копчак С.П. Население Закарпатья за 100 лет. С. 154.

Грацианская Н.Н. К изучению этнокультурных процессов у этнических меньшинств Словакии // Полевые исслед. Ин-та этнографии. 1974. С. 47.

Петров А. Материалы для истории Угорской Руси… С. 96–97.

Хлебовчик Ю. Роль и функции двуязычия в процессе образования нации // Формирование наций в Центральной н Юго-Восточной Европе. М., 1981. С. 117.

Петров А. Материалы для истории Угорской Руси… С. 14.

См.: Кушнер (Кнышев) П.И. Этнические территории и этнические границы. М., 1951. С. 48–49.

Volksz?hlung in den L?ndern der ungarischen Krone. 1910. S. 35–40, 43–44; Fenyes A. Op. cit. S. 53–58.

F?nyes A. Statistik… S. 56–58; Raffelspergen F. Allgemeines geographisch-statistisches Lexicon aller ?sterreichischen Staaten. Wien, 1848. Bd. V. S. 414; Петерсон А. Венгрия и её жители. СПб., 1873. С. 263–264.

Demograficka prirucka. S. 46, 298–300; Statistick? Lexicon obc?… Praha, 1936. T. 3. S. 17–20; Vaterl?ndische Bl?tter f?r den ?sterreichischen Kaiserstaat. S. 54–55.

Грацианская H.Н. К изучению этнокультурных процессов… С. 46.

Там же. С. 48–49.

Численность и состав населения СССР: По данным Всесоюзной переписи населения 1979 г. М., 1984. С. 104.

Наулко В.П. Этнокультурные процессы в Украинской ССР // Расы и народы. М., 1979. Вып. 9. С. 120.

blog comments powered by DISQUS вверх
Joomla SEF URLs by Artio