Свержение Януковича - это шанс для Украины сделать собственный выбор, построить богатое и правовое государство

Конституционным большинством (более трехсот голосов) народные избранники, которые еще утром вообще не собирались проводить своё пленарное заседание, приняли целый ряд принципиальных законодательных решений.

Депутаты поддержали возобновление действия Основного Закона образца 2004-го года, незаконно отмененного Конституционным судом летом 2010-го года. Отстранили и.о. министра внутренних дел Виталия Захарченко. Узаконили предоставление бюджетной помощи пострадавшим и семьям погибших во время массовых акций протеста. Наконец, декриминализировали статью Уголовного кодекса, по которой отбывает наказание экс-премьер-министр Юлия Тимошенко.

В то же время некоторые требования оппозиции услышаны не были. Так, ничем завершилась попытка нескольких депутатов поднять вопрос об отстранении генпрокурора Виктора Пшонки. Спикер Владимир Рыбак объявил о закрытии заседания и быстро исчез из сессионного зала.

Принятию этих решений предшествовали два дня боев в центре Киева, повлекшие минимум сотню смертей (абсолютное большинство – со стороны повстанцев), и восьмичасовые переговоры между президентом Януковичем и тремя лидерами оппозиционных парламентских партий. Следствием этих переговоров, в частности, стали и изменении Конституции, которая, впрочем, может продлиться до середины осени. В то же время вопрос досрочных президентских выборов на тот момент завис в воздухе и решился чуть позже.

Что произошло после победы Евромайдана?

Иначе говоря, произошло то, что ничего не произошло. Как справедливо отметил «по горячим следам» в эфире 5 канала один из создателей Конституции Виктор Мусияка, когда Основной Закон меняли в декабре 2004 года, «за» проголосовали более 400 парламентариев. Но после прихода к власти Януковича это решение было без колебаний перечеркнуто Конституционным Судом Украины (КСУ).

Сейчас же за «возвращение Конституции» проголосовали 386 депутатов. Нет сомнения, что в случае, если президент удержит власть, он рано или поздно найдет возможность пренебречь и этим волеизъявлением. И уж тем более найдет путь для возвращения «в стойло» депутатов-перебежчиков, которые сегодня массово заявляли о выходе из пропрезидентской фракции.

Собственно, это еще было бы полбеды. Настоящая беда заключается в двух других вещах. Во-первых – в невозможности срочно и однозначно ввести в жизнь те изменения, которые логично вытекают из сегодняшних решений ВР.

Есть чисто технические нюансы. Так, декриминализация «статье Тимошенко» должна означать освобождение и всех других людей, осужденных за злоупотребление служебным положением, что повлекло особо тяжкие последствия (по мнению судов). Бюджетные компенсации жертвам противостояния требуют организационных усилий, на которые государственный аппарат в его нынешнем состоянии выглядит просто неспособным. Наконец, все эти решения еще должен подписать президент. Который, вне всякого сомнения, сделает свою подпись предметом торга – мол, то я подпишу, но на условии, что парламентская оппозиция не будет поднимать тему того-то и того-то.

И тут возникает вторая, самая большая проблема. Она очевидна: формирование новой власти, наказания виновных в преступлениях последних месяцев, и, наконец, соблюдения мира.

Кто будет новым правительством? А властью на местах? Как организовать расследование преступлений силовиков? А преступлений со стороны повстанцев? Ведь формально те, кто сражался на улицах с милицией – тоже преступники. Что делать с сепаратистским руководством Крыма? И с харьковским губернатором и мэром, которые, кажется, пытаются примерить на себя роль нового «Писсуара», не имея на то собственных ресурсов, которые имели донбасские руководители зимой 2004-го – но имея откровенную поддержку России?

Ну и главное – кто и как остановит и разоружит майдановцев? Тех, которые теряли в бою здоровья и друзей, и сегодня уверены, что делали это не ради освобождения Тимошенко, не ради прихода к власти Кличко/Яценюка, и уж точно не ради формирования нового парламентского большинства со склада вчерашних «псов режима».

Конечно, плохой мир лучше доброй войны. И опасного врага не стоит загонять в угол: ему следует давать выход. В том числе и тогда, когда это означает сохранение неправедно нажитого имущества или даже позиций во власти.

Но правда и в том, что в случае президентских выборов при участии Виктора Януковича он будет иметь шансы остаться при власти. И еще в большей степени будет иметь такой шанс благодаря возвращению Конституции-2004 – в роли премьера после ближайших парламентских выборов.

Да и не только в Януковиче дело. Действующий (пока) Президент вполне мог пойти на то, на что пошёл вчера, еще два месяца назад. И тогда не было бы ни разрушенного центра Киева, ни десятков (или сотен) погибших. Янукович потерял этот шанс, и это все, что здесь можно сказать.

Но как изменится Украина после Майдана?

Никакие конституционные и законодательные новации не дают ответов на этот очевидный вопрос. Перезагрузка власти могла бы дать шанс на проведение той же люстрации – хотя бы среди силовиков и судей. Собственно, это с самого начала было одним из главных, хотя и не всегда артикулированных, требований общества. Но есть очень большие сомнения, что новая власть, кто бы её ни олицетворял, окажется способной на последовательные шаги. Хотя бы в той степени, в которой на эти шаги, ради укрепления своей власти, оказался способен Янукович образца 2010-2013 годов.

И не стоит надеяться на «жесткую и решительную» Тимошенко: она оказалась бессильной против Януковича раньше, и уж тем более ей не стать диктатором («плохим» или «хорошим», уже неважно) после трёх лет за решеткой и за действия Конституции-2004.

Если, несмотря на все страхи, сегодняшние решения действительно принесут в Киев и страну мир, это все равно не будет означать завершения кризиса. Собственно, наоборот: страна столкнется со значительно более длительным кризисом. Хорошо будет то, что она обойдется без сражений и смертей.

Впрочем, мир еще не наступил. Он только стал немного возможнее.

Олександр Михельсон, ТИЖДЕНЬ

blog comments powered by DISQUS вверх