Что делать Украине, чтобы с “добрым соседом” не ссориться и сепаратизма на Закарпатье не допустить? Несмотря на то, что окончательного текста нового закона об образовании еще не существует в природе (его до сих пор «собирают» из правок, внесенных под стенограмму при рассмотрении в ВР), уже не говоря о том, что и Президент еще ничего не получал и не подписал, МИД Венгрии уже неделю размазывает историю о притеснении языковых прав закарпатских венгров.

И если прежние заявления министра иностранных дел Венгрии Петера Сийярто (См. Фото №1) звучали на уровне беспокойства, то с позавчерашней он перешел все границы. По словам пресс-секретаря МИД Венгрии Тамаша Менцера, Сийярто распорядился, чтобы венгерская дипломатия препятствовала Украине в реализации важных для нее дел на международной арене.

Поводом к столь откровенному шантажу стала статья 7 украинского закона, где говорится о постепенном увеличении объемов преподавания учебных дисциплин на государственном языке в государственных школах, где учатся представители национальных меньшинств. В Законе «Об образовании» сказано, что начиная с 1 сентября 2018 года дошкольное и начальное образование дети могут получать на языке нацменьшинства, при этом параллельно изучая государственный язык. С 5-го класса дети начнут учиться на государственном языке, а язык национального меньшинства изучать как отдельную дисциплину. Если язык нацменьшинства относится к официальным языкам Европейского Союза, то на нем возможно преподавание одной или нескольких дисциплин.

Поэтому еще раз подчеркнем, что бурная реакция со стороны Венгрии на закон, которого в Будапеште не видели и не могли видеть, и который по нашим предварительным оценкам ничем не противоречит европейским нормам - это дипломатический нонсенс. Ведь в законе не “ущемляются”, а наоборот – утверждаются права представителей нацменьшинств на обучение на родном языке.

Разумеется, и российский МИД “загавкал” вслед за венгерским наездом.

Но для чего Москва, выдержав почти что театральную паузу и заручившись “дружественной” и, похоже, заранее согласованной поддержкой, пытается не допустить подписания закона Президентом Украины? Ответ очевиден. Кроме российско-украинской войны, существуют и такие обстоятельства:

  1. Русский язык как раз не входит в список официальных языков ЕС, а следовательно, не будет пользоваться в украинских школах их правами;
  2. Российских школ коммунальной собственности не будет вообще;
  3. Украинские абитуриенты на внешнем независимом оценивании в 2018 году не будут сдавать тестов по русскому языку – его исключили из перечня предметов ВНО.
Но если к московским попыткам влиять в Украине на все, что угодно, мы уже привыкли, то оставлять без внимания демарш венгерских дипломатов не должны. И отвечать на подобный шантаж нужно быстро, но максимально твердо, в отличие от венгров, дипломатично на уровне Министерства иностранных дел.

Ситуация в Закарпатье была напряженной давно, еще с советских времен (в Берегово, в частности, все часы «отставали» на два часа, потому что шли по Будапештскому времени), а в последние годы - тем более. По официальным данным, 63%, а по неофициальным - около 80% выпускников школ Закарпатской области не способны полноценно жить, получать высшее образование и работать в Украине, потому что не могут сдать ВНО на украинском языке. Это – сигнал тревоги для всего государства. Нечто подобное уже было и в Крыму, и на Донбассе, где подавляющее большинство не хотело и слышать об украинском. Последствия разгребаем до сих пор.

А что по этому поводу думают наши эксперты и какой конкретно должна быть реакция МИД Украины на демарш венгерских дипломатов?

Богдан Яременко, дипломат, глава правления фонда “Майдан Иностранных Дел”: “То, что не додумали педагоги, сейчас имеют тихо и эффективно должны доделать дипломаты”

Что делать с Венгрией, а также с Польшей, Румынией и Молдовой, и всеми, кому не понравился наш закон об образовании? Я –  не педагог, и не смею давать свои оценки реформе образования и новому закону. Подозреваю, что он, как и всё в нашей стране, не несет признаков совершенства или хотя бы законченности. Но это лишь подозрения.

Выскажусь только о маленьком сегментике – реакции сопредельных государств.

Прежде всего, всех, кто не доволен Украиной надо попросить стать в очередь. Россия –  первая, дальше –  все остальные. Могут бросить между собой жребий, могут по алфавиту, по размеру своего этнического меньшинства на нашей территории. Это абсолютно неважно. Ясно, что они попытаются все и сразу, потому что при всем хаосе и бардаке в Украине, тушка слишком велика даже для группы грызунов. Со всеми и сразу мы можем поговорить с ними в Совете Европы или в других специализированных международных учреждениях,  разбирающих вопросы прав нацменьшинств. Там все желающие смогут вынуть загнанный им Украиной “нож в спину” и в уважительной манере, и без ориентированных на внутреннего потребителя истерик и патетики, объяснить, что именно в украинском законе не соответствует нормам европейских или международных конвенций, хартий и т.п., защищающим права коренных народов и национальных меньшинств.

О том, что их не устраивает индивидуально, мы поговорим тогда, когда выясним, разошлась ли Украина своим законом с нормами европейского права. Если нет, то говорить на двустороннем уровне мы будем только при условии вежливой просьбы, и если нам пообещают что-то взамен. А до того спокойно готовимся отстаивать свою позицию: изучаем их аргументы и готовим собственные контраргументы.

Возвращаясь, собственно, к закону об образовании, отмечу, что мне импонирует предложенный в законе подход, когда коренным народам мы гарантируем все и за счет налогоплательщиков Украины, а другим этническим группам мы обеспечиваем достаточные возможности, позволяем иметь экстра за небюджетные средства и помогаем. Это справедливо. Не думаю, что кто-либо из наших соседей делает для украинцев больше. Но неожиданно острая реакция этнических меньшинств в Украине, созвучная с соответствующими национальными государствами свидетельствует насколько плохо и неумело Украина охраняет границы национального образования и как неутешительно выглядит работа с организациями нацменьшинств.

Но нацменьшинства – это украинские граждане

И игнорировать их – значит игнорировать себя, а это было бы большой ошибкой. Здесь уже Минобразования должно было бы становиться в очередь пообщаться с соответствующими организациями. Поэтому приняли закон – пусть будет. Но работа на этом, судя по всему, совсем не закончилась. И то, что не додумали педагоги, сейчас тихо и эффективно должны доделать дипломаты.

Сергей Борщевский, дипломат, эксперт Центра исследований России: “Угрозы и шантаж – действия, недопустимые в дипломатической практике”

Хочу подчеркнуть, это заявил не какой-то венгерский Жириновский, а министр иностранных дел, то есть человек, который уполномочен говорить от имени государства – так что реакция украинской стороны на это должна быть соответствующей.

И здесь следует обратить внимание на несколько моментов. Закон Украины обязателен на территории Украины для граждан Украины независимо от их национальности. Это документ для внутреннего употребления и не касается двусторонних отношений Украины ни с Венгрией, ни с любым другим государством. Поэтому заявление господина Сийярто является вмешательством во внутренние дела Украины. Форма, в которой это сделано, – угрозы и шантаж, – действия, недопустимые не только в двусторонних отношениях между дружественными государствами, но и вообще в дипломатической практике.

Вспомним, аннексия Крыма Россией произошла после массированной артподготовки – заявлений о якобы ущемлении прав русскоязычного населения. Еще раньше с «заботы» о правах судетских немцев началась гитлеровская аннексия территории тогдашней Чехословакии. Надо четко дать понять, что слова министра иностранных дел Венгрии мы рассматриваем именно в этом контексте и что такая позиция особенно недопустима и цинична в то время, когда Украина по сути прикрывает собой Венгрию и другие страны Центральной Европы и Балтии от российской экспансии.

Следует обратить внимание также на то, что заявление господина Сийярто подрывает основы двусторонних отношений между нашими странами, противоречит положениям базовых двусторонних документов, в частности Договора между Украиной и Венгерской Республикой об основах добрососедства и сотрудничества от 16 июня 1993 года, статья 1 которого содержит тезис о невмешательстве во внутренние дела друг друга, а статья 7 прямо говорит, что «Венгерская Республика поддерживает стремление Украины как можно быстрее стать полноправным участником процесса СБСЕ и других соответствующих европейских структур, а также оказывать ей в этом содействие». Так как же в этом контексте понимать слова господина министра о «препятствовании»?

Далее следует призвать венгерскую сторону вернуться в правовое поле двусторонних отношений, а именно предложить в соответствии с Соглашением между Правительством Украины и Правительством Венгерской Республики о сотрудничестве в области культуры, образования и науки срочно созвать Совместную комиссию и на ее заседании рассмотреть состояние обеспечения прав национальных меньшинств – венгерского в Украине и украинского в Венгрии – в указанных сферах. Готов поклясться, что сравнение будет не в пользу венгерской стороны.

И еще одно. По «жанру» все это следует изложить не в форме дипломатической ноты, которая осядет в каком-нибудь кабинете венгерского МИД, а в форме заявления, которое следует обнародовать, дав указание посольствам и представительствам при международных организациях официально его распространить. Следовало бы обратиться также в руководящие структуры НАТО и ЕС, членом которых является Венгрия, и добиться от них заверений в неизменности курса на поддержку Украины.

Поскольку ситуация сложилась из-за принятия закона Верховной Радой, соответствующее заявление должен сделать наш парламент. Следует отметить, что и Украина, и Венгрия – участники Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. А это очень гибкий документ, предусматривающий, что каждое государство само выбирает себе формулу и уровень поддержки для каждого регионального или миноритарного языка, с учетом его состояния, в пределах определенных территорий. Скажем, статья 8 Хартии предусматривает возможность получения среднего образования на соответствующих региональных или миноритарных языках, или существенной части среднего образования, или в рамках среднего образования изучения таких языков и тому подобное. Императивов здесь нет.

Напоследок одна пикантная деталь. Ратифицируя Европейскую хартию, Украина взяла соответствующие обязательства по тринадцати языкам, в том числе венгерскому, а Венгрия – по шести, и украинского среди них нет, на что в свое время не обратили внимание наши депутаты, ратифицируя Хартию позже венгерских коллег. Но фундаментальный принцип дипломатии - взаимность, и это может быть средством влияния на венгерскую сторону.

Мирослав Лискович, Киев

https://www.ukrinform.ru/rubric-polytics/2303910-diplomaticeskij-nonsens-mid-vengrii-santaziruet-ukrainu-za-zakon-kotorogo-ese-net.html

blog comments powered by DISQUS вверх