Завоевание Крыма. А что дальше? Путин начал и не известно как закончит

Когда Василий Аксенов писал свой знаменитый роман, он выстроил фабулу развития Крыма как…острова – в книге Аксенова нет никакого перешейка и именно поэтому большевистским ордам не удалось его захватить.

Владислав Сурков, считающийся в Москве организатором «крымской операции», слывет одновременно большим любителем литературных экспериментов – и самый потрясающий из них он поставил сейчас, поручив Сергею Аксенову превратить Крым в самый настоящий остров.

Путин превратил Крым в остров из полуострова

Потому что перешейка и на самом деле больше нет. Все эти заявления о том, что Крым отделился от Украины, частью которой был с 1954 года, оставим спичрайтерам Владимира Путина. На самом деле Крым отделился от территории, частью которой он был с 1783 года, когда Екатерина II приняла решение о его присоединении к Российской империи.

Но и до этого Крым НИКОГДА не существовал как полуостров. Владения Крымского ханства простирались далеко за перешеек, на нынешний украинский материк. И только сейчас – впервые за всю свою историю – Крым впервые стал самым настоящим островом. У Путина, Суркова и Аксенова все получилось.

Конечно, не будем исключать вариант, что захватчики, уже погрузившие современный мир в средневековье, пойдут еще дальше и попробуют оккупировать часть материка, восстановив тем самым ханские владения – мы не знаем, до какого дна может дойти нынешняя российская государственность. Но на данный момент Крым – опять-таки, впервые в своей истории – отрезан не только от источников света и энергии. Крым отрезан от мира.

Путин отрезал Крым от мира, а не только от Украины

Став оккупированной территорией, Крым лишается возможности принимать международные авиационные рейсы – аэропорт Симферополя вплоть до окончания российского присутствия превращается во внутреннюю гавань России.

Крым может лишиться железнодорожного и автомобильного сообщения с материком – даже если оно не будет остановлено сегодня, завтра ему все равно придет конец, потому что никто не может гарантировать безопасности железнодорожного состава и уж тем более автомобиля на территории с сомнительным правовым статусом.

Крым лишается любых серьезных инвестиций – даже российских – потому что ни один инвестор не может знать, что будет завтра с его собственностью. Государственные инвестиции возможны, но их в России выделяют, чтобы разворовать, а крымское руководство так подозрительно напоминает юго-осетинское, что разруха полуострову обеспечена.

Перспективы крымчан как заложников неопределенного статуса Крыма

Сами крымчане оказываются заложниками своего нового статуса. Они, по большому счету, невыездные. Тех, кто откажется от российского гражданства, будет очень мало – ясно, каким опасностям на оккупированной территории будут подвергаться такие люди.

Но с российским паспортом дорога будет только в Россию и Беларусь. К сожалению, ни одна страна мира не сможет поставить визу жителю Крымского федерального округа – просто потому, что такого округа не существует с точки зрения международного права.

Можно будет, конечно, воспользоваться украинским паспортом – но для того, чтобы обратиться в посольства, нужно будет добираться до Украины в обход, а потом, возможно, и вылетать из украинских аэропортов. Словом – и время для оформления путешествия, и транспортное передвижение станет настоящим испытанием. И ясно, что деятельные люди просто начнут покидать Крым и Севастополь – регион окончательно станет прибежищем «оседлого населения», которое никуда не выезжает, ничего не хочет, кроме государственной поддержки и ждет курортников, которые тоже не будут приезжать.

Что должна делать Россия в этой ситуации?

Во-первых, построить мостовой переход с железнодорожной веткой. Во-вторых, обеспечить полуостров автономными источниками электроэнергии и водоснабжения. В-третьих, наладить снабжение полуострова товарами пока нет мостового перехода – возможно, с помощью морского транспорта. Это только стратегические задачи, без которых Крым просто не сможет не то что развиваться, но даже существовать. Потому что Крым – не остров, а полуостров. Потому что Екатерина была не идиотка. И Миних был не идиот. И Долгоруков был не идиот. И все они завоевывали Крым после того, как было завоевано ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ. Только безумцы могут начинать завоевание наоборот – и это как раз свидетельство не воскрешения империи, а её грядущего коллапса. Она уже мертва, но сучит огромной ногой в судорогах – а мы боимся, как же не бояться-то?

У меня нет ни малейших сомнений в том, что Россия будет пытаться действовать по стратегическому плану, очерченному мной, чтобы лишить Крым его островного статуса и вновь превратить в условный полуостров, пусть и с помощью моста. Но объемы вложений в эту операцию окажутся непосильными – на фоне экономической изоляции, стагнации, социальных проблем и прочих прелестей нашего времени.

Россия могла решиться на оккупацию Крыма в годы, когда её экономика росла как на дрожжах – но не решилась, потому что Путину не был нужен Крым и патриотический угар. Угар и Крым нужны тогда, когда экономика падает – но в этой ситуации нет денег для того, чтобы обеспечить украденное. Таков парадокс развития и гибели любой империи.

Думаю ли я, что Россия откажется от Крыма? Нет, никогда. Это Крым откажется от России – впрочем, как и большинство субъектов Российской Федерации. А уж затем президент независимой Республики Крым решит, ехать ли ему на подписание соглашения о создании Содружества Российских Государств или отправиться в Киев.

Что-то мне подсказывает, что он приедет в украинскую столицу первым же пущенным после многолетнего перерыва поездом. И, проезжая по Перекопу, с изумлением вспомнит то, что сейчас пытаются с таким усердием опровергнуть Путин, Сурков и Аксенов: Крым – это полуостров.

Виталий Портников

blog comments powered by DISQUS вверх