Иностранные добровольцы в АТО

Ще раз про те, як громадянам України слід дуже зважено реагувати на ґвалт, який здіймають ЗМІ на тему добровольців з Росії та інших країни Світу. Нажаль, в питанні добровольців не все так ясно та просто. Прошу уважно прочитати текст нижче та пригадати про Іллю Богданова, нібито колишнього ФСБ-ешника (а "колишніх" ФСБ-ешників в природі не існує), який намагався влізти в Парламент України… Якщо фраза "русне больше паспортов не давать" мала місце, то велика подяка Петру Порошенко за таку позицію.


Джерело

Ось про цього запорєбрікового хвалебно писали українські ЗМІ. І про поганого Порошенка, який не дає громадянства тим, хто воював тут за Україну. А потім виявилось, що він був шпигуном, закинутим спочатку до "Правого сектора", а потім до "Азова". І поїхав до Владивостока, коли побачив, що влізти до жодної структури тут більше не вдасться, бо ж немає громадянства. Але найприкольніше не це, а інше :) за порєбріком, куди він повернувся, його посадили на три роки :) бо ж він був закинутий як шпигун не ФСБ чи ГРУ, а російськими добровольцями з середовища Гіркіна. І хоч ці добровольці й відмазували його – все одно посадили. Не за те, що формально воював за Україну і не був визнаний російською державою російським шпигуном, а за розпалювання міжнаціональної ворожнечі в соцмережах. Пообіцяли йому, що дадуть три роки умовно, якщо визнає провину, а дали повноцінно :)

А чому? Бо Росія не допускає порушення монополії держави на такі речі як шпигунство у силових структурах ворога. Стаття з "Обозревателя". А ось що пише зараз Жучковський (нижче):

Александр Жучковский 4 окт в 15:47: В конце июля я писал про Алексея Филиппова, нашего человека в украинском батальоне "Азов". Он почти полтора года работал в тылу противника, поставляя в ДНР важную информацию – об этом я подробно писал здесь:.

В мае этого года Алексей выехал во Владивосток и был задержан российскими спецслужбами, которые использовали его для получения нужной им информации и съемок репортажа НТВ. Все это время Филиппов не выходил на связь, и только недавно мне удалось с ним связаться. Филиппов сообщил, что 6 сентября суд во Владивостоке приговорил его к трем годам лишения свободы в колонии общего режима (публикую первую и последнюю страницу приговора).

В приговоре упоминается, что Филиппов участвовал в деятельности "Правого сектора", но поскольку это происходило не на территории России (где ПС запрещен как экстремистская организация), то за это его осудить не могли, поэтому была использована 282 статья УК РФ, по которой в России сажают исключительно по политическим мотивам. Во Владивостоке Филиппова изолировали и оказывали на него большое давление.

Его убедили согласиться на упрощенный порядок судопроизводства (чтобы дело было рассмотрено за одно заседание) и взять на себя вину по 282 ст. (якобы он "разжигал межнациональную рознь" на своей странице ВКонтакте), пообещав условный срок. В итоге 6 сентября по запросу прокуратуры суд дал Филиппову три года реального срока. Приговор, конечно, был обжалован и сейчас ожидается решение апелляционного суда. Мне непонятно, по какой причине осудили Филиппова – либо чтобы просто получить на этом деле показатель ("поимка бандеровского шпиона"), либо покарать за "самодеятельность".

В любом случае, российские спецслужбы были в курсе внедрения Филиппова в "Правый сектор" и "Азов". Во-первых, москвичи неоднократно получали от него (через ДНР) важную информацию в 2015-16 гг.; во-вторых, соответствующие показания давал сам Филиппов во Владивостоке; в-третьих, об этом стало известно СМИ, которые подробно писали о ситуации после того, как мы раскрыли роль Филиппова на Украине. Москвичи (сотрудники российских спецслужб, работающие с ДНР) обещали нам сделать все возможное, чтобы с Филиппова сняли все абсурдные обвинения и отпустили обратно в Донецк. Но как мне сообщили, "Владивосток посылает Москву нах..", а дело забрал Следственный комитет, которому наплевать на то, чем реально занимался Филиппов на Украине.

Я думаю, что москвичам тоже на это наплевать, вряд ли кто-то прилагал серьезные усилия, чтобы добиться справедливости. Но мы хотим все-таки добиться справедливости, в том числе с помощью СМИ, которые, я надеюсь, напишут об этой ситуации. Ситуация действительно абсурдная: российский гражданин и офицер добровольно поехал в тыл врага, полтора года рисковал своей жизнью, помогая Донбассу в войне с Украиной, а по приезде домой был арестован и приговорен к трем годам тюрьмы, да еще и по 282 статье УК РФ. И это при том, что до сих пор идет война, и что спецслужбы ДНР планировали в этом году с помощью Филиппова проводить различные подрывные мероприятия против ВСУ, "Правого сектора" и "Азова". С Алексея Филиппова следует снять все обвинения и немедленно отпустить на свободу.


Джерело

Доброволец из Владивостока: нужно отдать российский паспорт? Да забирайте!

В свое время немалого шума наделала история россиянина Ильи Богданова, который, будучи действующим сотрудником ФСБ РФ, приехал в Украину, чтобы воевать за нашу страну. А ведь Богданов – далеко не единственный иностранец-доброволец в силах АТО. И даже не единственный сотрудник силовых структур России. Однако он – один из немногих, кто таки дождался от украинских властей обещанного украинского паспорта.

А вот товарищу и земляку Богданова Алексею Филиппову повезло значительно меньше. Как и многие добровольцы-иностранцы, безуспешно пытающиеся выбить украинский паспорт, Алексей в немалой степени за это "благодарит" того же Богданова. Самый известный россиянин-доброволец, получив гражданство, начал резко критиковать президента Украины. Причем настолько, что Петр Порошенко, обидевшись на неблагодарного фсбшника, отчитал обратившегося по поводу предоставления Богданову гражданства министра обороны Полторака. И сказал "русне больше паспортов не давать". По крайней мере, такие слухи упорно гуляют среди иностранцев-добровольцев.

28-летний Алексей Филиппов родом из Владивостока. Кадровый военный, он два предшествовавших приезду в Украину года служил в специальном отряде быстрого реагирования МВД РФ на своей малой родине. Правда, в отличие от Богданова, до отъезда успел уволиться. Говорит, от работы в спецподразделении его отпугнула не сопряженная с задержанием преступников опасность, а постоянный риск оказаться под следствием по надуманным причинам, что для силовых структур в России, ведущих между собой постоянную борьбу, становится обычным делом. Пока в Киеве гремел Майдан – Алексей подумывал над возвращением обратно в армию. Но тут началась война в Украине…

- За Майданом я не следил в принципе… Так, что друзья говорили – то и знал. Телевизор у меня дома не работал. Хотел что-то узнать, смотрел в интернете. Как-никак там можно разные точки зрения увидеть. Но по большому счету, мое отношение к Майдану можно было бы описать тремя словами: пускай сами разбираются.

А потом началась война. Для меня это все выглядело примерно так: террористы развязали войну и оттяпали часть украинской территории, часть Донбасса. И самое страшное, что во всем этом участвовали наемники из России. В том числе, и из Владивостока. Двое моих знакомых – бывшие сотрудники ОМОНа – ездили воевать за "ополчение". И хорошо заработали. Честно говоря, мне тоже предлагали поехать. Обещали платить порядка 1700 долларов – по тому еще курсу. Так что лично для меня факт, что на Донбассе воюют наемники, был неоспоримым.

Помню, как был возмущен…Куда в другое место я бы, может, и поехал воевать. Но за бабки против Украины?..

В общем, взвесил я все. С одной стороны – перспектива возвращения в пропитанную совковым духом армию – пусть и с хорошей зарплатой и квартирой. С другой – Украина, двигающаяся в Европу… Решил: поеду! Добъем этих наемников быстро – и новую страну построим! Собирался еще летом 2014-го, но получил травму серьезную, и восстанавливался после операции. Поэтому выбрался лишь в конце января 2015 года.

Как знакомые и родственники восприняли, спрашиваете? Да как?.. Из всего круга общения только один сотрудник бывший понял. Остальные чего только ни говорили! Отец – тот вообще в негатив ушел. Смени, говорит, фамилию! Знать тебя не хочу! При том, что, когда умерла мама, у нас с ним были прекрасные отношения. Но после того, как он узнал о моем решении, мы так ни разу больше и не общались… А так – поначалу много гадостей мне писали разные люди. Грозились найти и уничтожить. Но я-то знаю, что те, кто строчит угрозы в интернете, никогда не приедут на Донбасс, чтобы меня убить. Так что я и не парился особо…

Готовился к поездке Алексей основательно. Понимал, что с паспортом гражданина другой страны попасть может только в один из добровольческих батальонов, где на тот момент были серьезные проблемы с обеспечением.

Видел ролики в интернете, где ребята из "Правого сектора" жаловались на плохое обеспечение. Раз плохое – значит, свое все возьму. Я все время, что был на фронте, провоевал полностью в своей экипировке, которую еще из России привез. Мне только оружие дали – и все…

Алексей признается: когда ехал, больше опасался проблем на российской границе. Поди объясни, зачем едешь в страну, где идет война, с полной сумкой военного снаряжения – да еще и не нового… Однако российские таможенники сумку даже не открыли – лишь через сканер прогнали. А вот их украинские коллеги оказались куда более бдительными. Когда Алексей, предупреждая расспросы, сообщил, что едет воевать за Украину и показал российский военный билет – офицер безопасности чуть дар речи не потерял.

Разговор с местными сотрудниками СБУ, 7 часов ожидания на таможне в ожидании вердикта из Киева – и уже на следующее утро Алексей в сопровождении сбушников едет в столицу, где ему около месяца предстоит ожидать результатов проверки.

Поселили меня в отеле – правда, СБУ оплачивала. Забрали телефон, ноутбук… Я за этот месяц в "Пузатой хате" проел все свои сбережения… Они меня проверили – и говорят: куда ты хочешь? А у нас во Владивостоке на слуху были только "Азов" (то есть "фашисты") и "Правый сектор" ("бандеровцы"). По большому счету, мне было все равно, куда идти – главное, на фронт попасть. "Азов" больше привлекал тем, что у них нормальное обеспечение было, в отличие от "Правого сектора". Вот только попасть в "Азов" тогда можно было только если кто-то за тебя поручился бы. А у меня в Украине никого не было. Так что оставался лишь "Правый сектор"…

Пришел туда, а мне говорят, что надо еще месяц учебки пройти. Хотя я им сказал: я – офицер спецназа, чему вы можете меня научить? Меня, кадрового военного, который после 5 лет в военном институте год командовал взводом морской пехоты, а потом еще два года прослужил в спецназе… А мне говорят: так положено. Я когда в учебку приехал и увидел этих инструкторов… Что вам сказать? Я бы их большему мог научить, чем они меня. Ребята насмотрелись красивых роликов, как ковбои, крутят автоматы на пальцах. А на войне такие люди, верящие, что то, что работает в кино, сработает и в реальном бою, умирают первыми. Доказано практикой…

После месяца учебки Алексей в составе второго взвода 7 батальона Добровольческого украинского корпуса, которым командовал комбат Черный, отправился на фронт. Верхнеторецкое, Пески, Авдеевка… Где только было горячо – "правосеки" сразу же отправлялись туда.

- Мы часто работали с украинскими военными. Что могу сказать? Украинская армия меня очень огорчила. Вояки на фронте бухают по-черному. Там ужасающее количество небоевых потерь, которые СМИ маскируют под боевые… Некоторые командиры нас даже просили провести рейды по самогонщикам в местных поселках. Потому что вояк спаивают, а те потом начинают с гранатами баловаться, подрываются. Да и вообще теряют всяческую дееспособность… Кстати, в этом украинская армия – сестра-близняшка российской. Кроме того, заметил проблему с подготовкой бойцов.

Помню, усиливали мы как-то вояк на одном посту. Была информация, что сепаратисты могут полезть. Вот мы и дежурили с ними по ночам. Мне выпала смена с молодым солдатиком. Стоим, разговариваем с ним. Я о себе рассказал – кто я, что я, откуда приехал… А он такой сигареткой затягивается, дымок выпускает – и говорит: "А я еще неделю назад в "Портере" на Крещатике пиво пил". "В смысле?", – переспрашиваю. Оказывается, он по состоянию здоровья не годен к службе. Белобилетчик, короче. А тут ему повестку приносят. Ну, он и пошел в военкомат, узнать, какого черта его мобилизовать надумали. Пришел – да так там и остался. Сразу же упаковали, отвезли и даже без учебки сразу на восток отправили. Автомат сунули в руки – воюй, сынок!.. Я на него посмотрел, спрашиваю: хоть знаешь, как он разбирается? – Нет. Показал ему. Стрелять научил…

Вот как-то у добровольцев все по-другому. В нашем батальоне, например, не то что абсолютно сухой закон был – люди просто такие подобрались, у которых не было желания пить. Мы постоянно чем-то занимались. Если находили адекватных нормальных военных – учились у них минно-саперному делу, как с разными видами оружия обращаться. А бухать… Пацанов ведь туда никто не гнал – сами вызвались, добровольцами шли. Они знали, зачем туда приехали… Хотя когда война затянулась, большинство приехавших воевать за идею оттуда уехали. Включая меня. И, честно говоря, больше в АТО возвращаться я не хочу… Я за эту войну здоровьем заплатил, а паспортом меня не наградили за это. Хорошо, хоть домой не депортировали…

Во время недолгого пребывания Алексея в Киеве, где он пытался хоть как-то легализоваться, 7 батальон ДУК ПС почти в полном составе перешел в полк "Азов". Так что возвращаться Филиппову оказалось некуда. Поэтому он, за время, проведенное в АТО уже успевший обзавестись знакомыми, которые смогли за него поручиться, поступил на службу в полк "Азов". Где впервые с момента приезда в Украину получил зарплату. А вот на фронт Алексей так больше и не поехал. Решил, что больше пользы принесет в качестве инструктора для новобранцев, проходящих подготовку на базе в "АТЕКе". Да и здоровье после года в АТО начало барахлить. Плохое питание, хронический недосып, ночевки в заброшенных зданиях, где гуляет ветер и прочие "прелести" военной жизни ослабили организм и спровоцировали появление грыжи в позвоночнике. Так что даже непродолжительная пешая прогулка достаточно быстро становится весьма болезненной. Да и последствия контузии, полученной больше года назад, до сих пор дают о себе знать. Контузило Алексея в день, когда стартовало предусмотренное вторыми минскими договоренностями "перемирие". Кроме постоянного звона в правом ухе на память о том, как террористы представляют себе прекращение огня, у Алексея осталось снятое им видео (удалено позже с Ютюба).

Мы тогда в Песках сидели. Недосып был страшный! Я за неделю в общей сложности часа два поспал – где придется, по пять минут. Я противника ненавидел даже не за то, что они нас обстреливали без перерыва практически, не за то, что я могу погибнуть, а за то, что они мне со своими обстрелами тупо поспать не дают!

…Как сейчас помню, в тот день я с самого утра раскручивал гранаты для РПГ-7. Удалял из них самоликвидаторы, срабатывающие, если снаряд пролетел 600 м и не встретил цель. После такого модифицирования с того же гранатомета можно стрелять на 1,5-2 км. Я 13 гранат тогда специально раскрутил. Сидел, целый день их крутил, те самоликвидаторы оттуда вытаскивал, все медленно, аккуратно, чтобы та граната у меня в руках не взорвалась… К вечеру только закончил. Думаю: ну сейчас они начнут – а мы им "ответочку"! И тут военные нам по рации передают, что с 11 часов начинается прекращение огня. Вторые минские подписали. Обидно было – жуть…

Как контузило? У нас на третьем этаже была позиция, мы с тепловизором сидели, корректировщиков выглядывали. И я спустился этажом ниже, батарейки сменить. В это время мина и прилетела туда, где я сидел минуту назад… Взорвалась как-то справа. Оглушила…

Мы после объявления прекращения огня не стреляли. Нам сказали – в укрытие. Мы и пошли. Помню, сижу, листаю на телефоне фотки в сообществе "Типичный Киев". Тут – бабах! – и штукатурка белая с потолка посыпалась. Отряхнул телефон, дальше листаю. Опять – бабах! И так – всю ночь.

Они ведь, как только 11 стукнуло, как пошли шмалять!.. К утру у кого-то из вояк нервы не выдержали – и сепарам небольшую ответку послали. Ну, чтоб они угомонились хоть немного… И что вы думаете? Утром примчались представители ОБСЕ, на белых джипах, такие "эффективные". С ними еще какой-то канадский генерал был, с пузом и перегаром. И вот он начал там орать, как это вы, мол, стреляете? А я стою – и смотрю на него: ты, обезьяна, судя по перегару и помятому виду, всю ночь в сауне где-то с проститутками парился, пока нас тут крыли из арты. Как нас обстреливали, ты, конечно, не видел. А когда наши ответили – примчался сразу? Это что получается – ОБСЕ у сепаров разведчиками подрабатывают?!

Как и остальным добровольцам из России Филиппову домой возвращаться нельзя. Он знает – для него там уже приготовлена тюремная камера. Впрочем, грустно улыбается Алексей, белорусам еще хуже – у них за наемничество (а именно по этой статье проходят граждане Беларуси, воюющие за Украину) предусмотрена высшая мера – смертная казнь. Однако все попытки Филиппова хоть как-то легализовать свое нахождение в Украине успехом не увенчались. Он не имеет родственников в Украине, не проживал на территории нашей страны 5 лет, не родился здесь… Словом, не подпадает ни под один пункт закона, регулирующего вопросы предоставления украинского гражданства. Недавно принятый Верховной Радой закон о предоставлении гражданства сражавшимся за Украину иностранцам, как и большинство приехавших из других стран добровольцев, выходом для себя не считает.

- Я приехал воевать за новую Украину. За новую, понимаете? Воевать! Просто служить в армии я мог бы и в России – имея при этом хорошую зарплату и квартиру. Сюда я приехал не в армии служить. А даже если бы я и решил идти в ВСУ – я уже не пройду врачебную комиссию, со своей грыжей, с ухом, на которое после контузии почти не слышу. Я уже молчу о тех, кто в боях руки-ноги потерял. Им-то как быть? Как быть людям, которые столько провоевали, а теперь ни гражданство получить не могут, ни назад вернуться? Получается, этот закон устанавливает новую отправную точку. Вот сейчас ты идешь – и сиди три года в окопе, водку пей. А все твои предыдущие заслуги умножаются на ноль…

Единственный шанс получить заветный паспорт Алексей видит в том, чтобы за него попросил один из министров – как за человека, представляющего интерес для Украины. Именно так в свое время украинский паспорт получали те же Саакашвили и Эка Згуладзе. Так в свое время Полторак просил за Богданова. Иначе – никак, – разводит руками Алексей. Попытки руководства "Азова" централизованно подавать документы своих бойцов на получение гражданства натолкнулись на резонное в мирное время, но абсурдное во время войны требование добровольцев поехать на родину за справкой, что они не совершали преступлений против человечности.

Но я не могу поехать за такой справкой. В России если даже фсбшники до тебя не доберутся – то доберутся какие-то антифашисты, которым повсюду Гитлер мерещится…

Пока же Филиппов мечтает пойти работать инструктором в новую полицию. Говорит, новым копам очень не хватает опыта.

Я уже вышел на контакт с новой полицией. Они предложили мне провести пробное занятие. Потому что смотрю эти ролики в интернете, как они то в людей стреляют, то еще что… Я бы очень хотел туда устроиться на работу. Но пока отсутствие гражданства является препятствием. Хотел бы инструктором у них быть. У меня 2 года полицейского опыта за спиной. И когда я побывал на их тренировке – понял: мне есть что добавить, чему их научить. И мне дадут возможность провести пробное занятие. Если им понравится – возможно, возьмут на работу. И – кто знает? – может, я окажусь настолько полезным, что заслужу, чтобы мне дали украинский паспорт?

Сейчас, через почти полтора года с момента приезда в Украину, Алексей о принятом решении не жалеет. Почти. Признается: ехал, потому что был убежден, что на Донбассе воюют исключительно наемники из частных военных компаний – такие же, как "зеленые человечки" в Крыму.

Если бы я знал заранее, что будут воевать российские войска – честно скажу: не поехал бы. Потому что по ту сторону оказались бы такие же пацаны, которых отправили на войну. А вот наемники – это люди, сделавшие сознательный выбор. Они знают, что от них требуется – и получают за это деньги. Стрелять в таких – рука не дрогнет.

А война… Нам бы понять: никому, кроме нас самих, Украина не нужна. И если мы ничего не сделаем – страны не будет. Никто не обязан нам давать оружие. Никто не обязан за нас воевать… Да там и воевать-то сейчас не с кем, в принципе… Остались в большей мере местные. И боем их не убедишь вернуться в Украину. Все, кто хотел жить в Украине, уже давно оттуда уехали.

Страна должна начать активно развиваться. Проводить реформы. Превращаться в государство, где люди живут, а не выживают. Тогда и Донбасс, и Крым сами назад попросятся. Еще и умолять будут принять их. Вот тогда можно будет решать, что с ними делать. Например, испытание устроить – пусть построят, к примеру, три завода, покажут, что могут работать…. А пока от востока надо максимально изолироваться, в первую очередь, информационно. Чтобы та "ватность" сюда не наползла. Лениных-сталиных поскидывали – это огромный плюс. Просвет в глазах. А там же, что на Донбассе, что в России Сталина того же чуть ли не в лик святых возвели! Человека, который больше всего русских убил…

С украинской стороны в АТО должны остаться только добровольцы. Люди мотивированные. И не надо силком народ сгонять, потому что "Путин нападет". Не нападет. Не хватит ему частных военных компаний, чтобы с Украиной справиться. А армия откажется. Я надеюсь…

blog comments powered by DISQUS вверх