Факты и мифы о происхождении названий Русь, Украина и Россия

Греками-византийцами наименование Русь произносилась как Руссия, латинянами – Рутения. Также название страны было широко известно по своему природному, действительному наименованию – Русь. В то же время употреблялось название Украина. Источник

Однако наибольшее распространение в мире, особенно в новейшие времена, название Русь – как Россия – получило начиная с ХVIII в, и причиной этому стало взятие его в качестве нового наименования Московского царства, которое в то время активно перестраивал и расширял царь Петр I.

Умному и энергичному царю хотелось во чтобы-то ни стало утвердиться в мире, и особенно изменить отношение к нему старых европейских государств. А для этого было необходимо известное в мире название, которое бы имело более солидную историю, чем тогдашняя история его Московской монархии, и могло бы вызывать уважение иноземных держав

Учитывая генеалогическую связь отростков ветвей родословной некоторых московских царей с древними киевскими княжескими родами, а также определенные традиции, которые были перенесены с „мать городов русских” за пределы Руси – на суздальские, новгородские, смоленские и московские земли, безусловно единственно возможным для такого использования, могло бы быть именно название Русь.

Следует также заметить, что в решении вопроса наименования своего государства Петр І проявил большую хитрость. Вероятно осознавая, что простое использование чужого названия недостойно его монаршего величества, и по приобретенной привычке называть все иностранными именами, московский царь, своим указом в 1721, повелел именовать свою завоеванную империю нерусским словом “Russia”, которое в Московии только позже стало произноситься как "Россия".

Таким образом были решены две проблемы: во-первых – в восприятии своих подданных – московитов, а также и русичей (или украинцев) – жителей страны, которая в древнерусских летописях равнозначно называется Русь и (она же) Украина, в буквальном понимании, неподобающее Московскому царю название Русь, формально, в его действительном виде, не было взято; во-вторых – в восприятии иностранцев, Russia (Россия) была той страной которую они знали как в прошлом могучую, с большой историей, то есть – Русь.

Именно „Руссия” – так стал называть свою империю Петр І. А Россией она стала называться только впоследствии, – возможно и под воздействием названия знакомой теперь россиянам реки или некоего племени с названием Рось (и не наоборот, – как впоследствии начали утверждать некоторые российские историки), а возможно и потому, что по причине особенностей своей анатомии и артикуляции, "русским" легче выговаривать слово „Россия”, чем непривычное – „Руссия”.

Следовательно, состоялась подмена понятий и названий, в результате чего наименование "Русь", которое в мире преимущественно общеизвестно как "Russia", по гречески и на латини звучит как „Руссия”, в англоязычной традиции пишется "Russia", и произносится как „Раша”, а по-русски же произносится и пишется „Россия”, – за пределами собственно Украины-Руси связывается исключительно с Москвой и Россией.

Использование в качестве своего наименования названия соседнего государства – Руси и искажение его до названия Россия, привело к возникновению, возможно одного из самых больших мифов в мировой истории…

Факты и мифы

Распад Руси на отдельные удельные княжества, который был узаконен Любецким съездом князей 1097г., положил начало формированию исторических украинских земель. В известных древних летописях впервые упоминается наименование Украина (также употребляются названия – украйна, вкрайна, україна – /Примечание: Переписчики того времени не всегда делали разницу между строчными и заглавными буквами, а часто (при переписывании – в различных вариантах летописей) лишь писали буквицу в начале главы. – В.Г./) . Так под 1187 г. Киевская летопись по Ипатьевскому списку, повествуя о смерти переяславского князя Владимира Глебовича во время похода на половцев, говорит, что ''плакашеся по немь вси Переяславци'', потому что он был князем ''всякими добродЂтельми наполнен – о нем же Оукраина много постона''. Под 1189г. в той же летописи в рассказе о князе Ростиславе Берладнике упоминается, что он ''еха и Смоленьска в борзЂ и приЂхавшю же емоу ко ОукраинЂ Галичькои'' (на определение поднестрянского Низовья). В летописи Галицко-Волынской под 1213 г. есть запись ''данилу же возвратившоуся к домови, и Ђха c братом й прия Берестий, и Угровеск i Верещин, Столпе, Комов и всю Оукраинoу'', то есть – всю забужанскую Украину. Содержание летописи и написания на русском (не путать со старославянским, и, конечно же, российским) языке слова „оукраиноу” указывает, что речь идет именно об "Украине" в понимании "страна" – Отчизна (аналоги есть в других славянских языках, например в польском – „крайова”/Krajowa). В современном же русском языке осталось слово "окраина", которое, сохранив общий корень, имеет иное значение.

В украинском языке есть слово "украяти", то есть чем-то наделить, – хлебом, землей и т.п., что, очевидно связано со словом Украина. Это опосредствовано подтверждает, что слово Украина отвечает таким понятиям как наше княжество, земля, страна

В той же летописи под 1268 г. находим высказывание ''украйняни'', под 1280 – ''на вкраинЂ'', под 1282 г. – ''на вкрайницЂ''. Во всех случаях словом Украина обозначается преимущественно пограничные земли напротив державного центра в Киеве. Одновременно употреблялись два названия Русь и Украина (примеры двойного наименования стран в Европе распространены и сейчас: Англия – Британия, Голландия – Нидерланды, Финляндия – Суоми…).

На Синоде константинопольского патриарха в 1303 г. во время рассмотрения вопроса об образовании Галицко-волынской церковной митрополии было принято называть тогдашние Киевское и Галицко-волынское княжества Mikro Russia (<Малая Русь> /по русски стали называть – „Малороссия”/, то есть <Русь старшая, начальная, основная, более давняя>), а Залесье и Новгородскую землю – Megale Russia (<Великая Русь>, что означало <Русь более поздняя, производная, вновь созданная>). Поскольку в Византии издавна закрепилось название славян Надднепрянщины с корнем "росс" (<народ Рос>), оно отразилось и в термине Россия, который окончательно утвердился на конец XVв.

Следовательно, термины Россия (Росія), Малороссия, Великороссия и все производные от них слова сформировались в церковных канцеляриях вселенского патриарха.

Патриарх и император начали называть искони им известную Киевскую, Приднепровскую Русь – Малой, а Русь Залесскую, вновь представленную их умственному взору, – Русью Великой. В пределах Малой Руси, по византийскому представлению, были расположены епархии: Галицкая, Владимир-Волынская, Холмская, Перемышльская, Луцкая и Туровская (1347 год). В Малой Руси лежал город Киев, где издревле пребывал глава Русской Церкви – митрополит Киевский и всея Руси (1354 год). Император Иоанн Кантакузен, обращаясь к князю Любарту Гедиминовичу и убеждая его не домогаться учреждения особой митрополии малороссийской, говорил в 1347 году: »Ты знаешь, что так было установлено и узаконено с той поры, как народ русский познал Бога и просветился святым крещением, дабы был один митрополит – Киевский, для всея Руси, как для Малой, так и для Великой».

Галицко-Владимирский князь Юрий II (25 марта 1340 года) в латинской грамоте к великому магистру немецкого христианского ордена Дитриху, от 20 октября 1335 года, называет себя «Dei gratia natus dux totius Russiae myncris», то есть «Божиею милостью прирожденный князь всея Малыя Руси». Польский король Казимир III, который, как пишется в Густинской летописи «собрався й пойде на Русь: вопервыхь прійде, месяца априля, подь Лвовь й обляже его», в 1340 году овладел галицко-волынскими землями и, в греческом письме к константинопольскому патриарху Филофею (1370 год), присвоил себе титул короля Ляхии и Малыя Руси.

Сначала и титул <всия Руси, и названия Малая Россия и Большая Россия употреблялись лишь в церковной практике и не распространялись на светское делопроизводство. В сфере государственного управления и общественных отношений на протяжении X-XIII в. Русью считалась лишь Русь Надднепрянщины. Как видно из тогдашних летописей, если кто-то из Новгорода, Ростова или Суздаля отправлялся в Киев, Чернигова или Переяслав, это воспринималось, что он <иде на Русь>. Таким образом, на территории будущей Московии под понятием <Русь> понимали современную территорию Украины. Новгородщина, Залесье и некоторые другие провинции Киевской империи, поскольку ими управляла русская княжеская и церковная администрация, считались <русскими землями>, но сами они Русью никогда не назывались.

В то же время, с XVI в. название Украина употребляется только в значении «страны или государства, заселенного украинцами (в современной терминологии)».

Одним из многочисленных, документально засвидетельствованных, фактов того, что и в XVI веке Московское царство еще не было ни Русью, ни Россией, является то, что в требнике Петра Могили подчиненная ему территория называется Россией, в то время, когда Москва с прилегающими землями в церковную подчиненность Киевского митрополита не входила.

Иностранцы (Павел Алеппский, А. Мейерберг, А. Олеарий и др.), которые в XVIIв. побывали на землях, которые в настоящее время называются Россией, видели Московию и Украину различными государствами, населенными отличными народами, каждый со своим собственным языком, бытом, правами, что и описывали в своих заметках. В Великом княжестве Литовском, а также в Реьпосполитой употреблялись только термины “Московское государство”, “Московское княжество”, “Москва”, с указанием на то, что совсем другой страной была Рутения, то есть – Русь, или Украина.

В XV-XVII в. украинские книжники и высокие церковные иерархи стали употреблять термин <Россия> и путать его с названием <Русь>. В официальных документах того времени засвидетельствованы такие титулы: <Митрополит Киевского престола и всея Росіи> (митрополит Мисаил, 1476 г.), <митрополит Киевский, Галицкий и всея России> (митрополит Ипатий Потей, в 1605 г.) и др., а русины (украинцы и белорусы) иногда называли себя <російським> или <роським> народом, подчеркивая тем самым свое национальное отличие от московских <русских>.

Самоназванием людей Московии было "православные", реже "русские". Иван Аксаков в письме писателю Ф. Достоевскому пишет: “Мудрено написать воззвание о русских наряду с тем, как пишут в других странах. Francaes! или Британцы! –"Русские" – не годится, самый язык не терпит. А на всех сходках ежедневно по всему пространству России… с воззвания "православные". Вот как определяет русский народ свою национальность…”.

Книжной формой слова самоназвания было "московит". Термин "русский" был введен сначала в письменную форму. Первыми его стали употреблять поляки. Следуя им, в отдельных случаях, главным образом по цензурным соображениям, стали употреблять полонизм "росский" („россиянин”) украинские и белорусские авторы.

Интересно, что слова – украинец, русин (карпатский украинец) белорус, половец, татарин, монгол и т.д. – существительные, а „русский” – прилагательное. Это является дополнительным свидетельством того, что слово "русские" это значит люди, которые кому-то принадлежат. А точнее, имеют принадлежность к Руси, в том значении – как это было в действительности, а именно – Великие Киевские князья посылали своих сыновей со дружинниками завоевывать и обживать новые северные земли, а их народ делать русским…

Вплоть до XVIII ст. не было у Московии частных владельцев на землю. Вся земля (вместе с людьми на ней) принадлежала царю, он „жаловал" (давал право пользоваться) её своим боярам, дворянам за их службу. Это и отразилось в московском языке. Любая постоянная плата (от государства, общества или лица) называется „жалование", то есть ласка. Это также отразилось в языке. Москвиты – аристократы и мужики – называли себя „царскими людьми" до XVIII в., а затем – „русскими". Все европейцы свою народность выражают в именительной форме (КТО): украинец, поляк, чех, серб, хорват, словак и тому подобное. Московиты же употребляют форму прилагательного „русский", то есть ЧЕЙ. Московит психически не мог воспринять именительной формы „русин" (Штепа Павло: "Московство його походження, зміст, форми й історична тяглість").

Следует отметить, что со временем придворные российские мастера от филологии и истории, в угоду своим царским величествам, смогли доказывать, что „русский”, в желаемом для них значении, – уже не есть прилагательное…

Интересно, отражающееся в современном русском языке, морфологическе подтверждение преемственности Украины от Руси, которое заключается в использовании предлогов "на" и "в". Так, в отношении к "Руси" и "Украине" употребляют предлог "на", и не употребляют его по отношению к России. Сравните: "на Руси", "на Украине" и "в России".

Как бы там ни было, факт состоит в том, что жители Московии называли себя православными, а также "русскими", имея в виду свое отношение к Руси – то есть к той территории которая для них начиналась южнее Смоленщины. Отношение Московии к Руси во главе с Киевом, в определенное время, можно сравнить с отношением новой территории к метрополии.

После монголо-татарского нашествия и дробления Киевской Руси на отдельные независимые княжества Русь сохраняется как название исторических земель, но Московский царь, объединив под своей властью Новгородские, Владимирские, Суздальские и Московские земли, официально зовется «великим князем Московским». А задолго до того как слово Русь стали прилаживать к своим титулам московские цари, им воспользовался правитель Литовского княжества «Великий Князь Литовский и Русский». Именно на переговорах с представителями Литовского княжества в 1493 году московский царь Иван III впервые включил в свой титул выражение "Всея Руси".

Эта привычку использовать всему западное будут проявлять и последующие московские правители.

Греческие термины Россия (Росія) в самой Московии, для обозначения страны, начали употребляться в XVI в: название "Россия" впервые засвидетельствовано в московской грамоте 1517 г., а в напечатанном 1577 г. в Московской Слободе <Псалтире> впервые употреблено название <Великія Росіи>.

С середины XVI в. "Россией" стали называть всю совокупность земель, которые вошли на то время в Московское централизованное государство. На протяжении XVI-XVII в. появились также прилагательные росский, российский. Как отметил Г. Костомаров, <слово "Россия" или "Росія", "российский" было в начале книжным, риторическим, подобным тому, как Франция называлась Галлией, Польша – Сарматией, Германия – Германией, Венгрия – Паннонией, Греция – Элладой и т.д.

В середине XVII ст. московский царь Алексей Михайлович, добыв после Переяславского соглашения 1654 г. протекторат над так называемой Гетьманщиной, использовал старую церковно-административную терминологию константинопольской патриаршей канцелярии и в 1655 г. принял на себя титул <всея Великая, Малая и Белая Руси самодержец>.

Территориально близкие к латинской Европе земли современных Белоруси и Украины именовались в иностранных (прежде всего в австрийских, чешских и польских источниках) Рутенией (Ruthenia) с XIV века.

В 1721 г., постигнув свою гегемонию в Восточной Европе, царь Петр І изменил вековечное название Московского государства, взяв для нее название Киевской державы, в произношении принятом канцелярией церковного патриарха, – Россия. Для этого он велел прекратить называть себя "Царь Московский" и изменил свой титул "самодержец" на "Император Всероссийский", после чего в 1725 г. иностранным странам были разосланы директивы в последующем именовать государство не Московским а Российским, "…чтоб печатали Российским, о чем и к прочим ко всем Дворам писано".

Термин „самодержец”, который вошел в предикаты царской власти со времен московских „Иоаннов” и указывает на единоличного правителя без определения вида (типа) государства. Монарх или император – это самодержец. Однако страстный поклонник всего голландского, Петр І, русское слово "самодержец", заменил на иностранное "император", прибавив к нему прилагательное "всероссийский", образованное от иностранного "Russia" (Россия). Зная Петра І, нетрудно догадаться, что сделал он такую замену исключительно для иностранного пышного звучания оных слов, с единственным желанием – стать ровней европейским монархам, используя для этого авторитет уважаемого в Европе термина Русь.

С тех самих времен и начал народ Московский официально именоваться "русским". А в Украине-Руси еще долго употребляли природное название "москали" – то есть жители Московии или Московского царства. Впоследствии слово "москаль" стало также означать – военнослужащий царского войска. Часто употребляемое в литературе, также, слово "московит".

В то же время колониальное название "Малороссия" с этнонимом малоросс, малороссы постепенно приобрело обидный для украинцев оттенок, как признак чего-то более низкого и менее стоимостного.

Следует заметить, что, в исторической действительности, основания для такого пренебрежения к украинскому народу собственно не должно было быть. А создано оно, названное пренебрежение, исключительно демагогией царско-имперских придворных историков-политологов.

Сторонникам унижения украинского этноса следовало бы лучше знать историю, потому что не было в давние времена на теперешних московских и прилегающих землях не только никаких россиян, но не было и народа, который до 1721р. именовался "московиты". Ведь в скифские времена (VII-IIв. до н.э.) скифы, которые питались обрабатывая землю, жили, как писал историк Геродот, на правобережье Днепра. Греки их называли борисфениты. Эти пахари жили также в пределах 3-х дней езды на восток и11 дней на север. А дальше, к северу от современного Чернигова, в междуречье Волги и Оки, как удостоверяет Геродот, жили „андрофаги” (людоеды, человекоядцы). Согласно Геродоту, андрофаги были "особенным племенем, совсем не скифским. Среди всех, андрофаги имели наиболее дикие обыкновения; они не признавали никакой справедливости и не имели никакого закона; они вели кочевую жизнь; их одеяния похожие на скифские; их язык достаточно отличен от скифского; они одни из всех этих племен являются каннибалами".

Основателем государства, которое с XVв. стало называться Московским, считается Андрей Боголюбский (около 1111 – 29 июня 1174г.), сын князя Юрия Долгорукого и дочери половецкого хана Аепы Осекевича. Настоящее имя Китай. Андреем стал называться позже, после крещения. Прозвище же Боголюбский получил вместе с названием городка Боголюбово, которое сделал своей резиденцией в 1158р.

Пытался оторвать Суздальску землю от Киева, образовать отдельную митрополию, организовал ограбление Киева и истребления его жителей в 1169г. Во главе войска собранного за пределами Руси, которое складывалось из суздальцев, смолян и половцев, Андрей Боголюбский два дня грабил и жег "мати руских городов". Множество киевлян были убиты и угнаны в плен. В монастырях и церквях забирались не только драгоценности, но и вся святость: иконы, кресты, колокола и ризы. Были подожжены и разграблены Печерский монастырь и Софийский собор, вывезена из Киева икона Пресвятой Богородицы. Позже Боголюбский был убит своими приспешниками.

Разгром Андреем Боголюбским Киева подорвал могущество Руси и положил начало долгого и грустного периода её упадка и, в конечном счете, исчезновения.

Используя выдуманное название "Южная Русь" (к XVIIIв. названий "Южная Русь" и "Киевская Русь" не существовало. Они были выдуманы позднее историками Российской империи) и оправдывая "политическими причинами" грабительский поход Андрея Боголюбского на Киев, Российская православная церковь Московского патриархата восхваляет все его деяния, называет "Великим святым благоверным князем", и, подменяя понятие, утверждает, что "Боголюбский сумел добиться объединения Русской земли под своей властью".

Следует признать, что московские идеологи, в определенном смысле, все же правы. Своей северной родине Андрей Боголюбский дал не только икону Пресвятой Богородицы, мощи Бориса и Глеба, да много другого награбленного добра, но и главное – русский язык киевского образца.

Угро-финские народы воспринимали русский язык в меру своей физической способности его постигнуть. Вполне закономерным было его искажение. Возникавшие ошибки со временем закреплялись как норма и входили в язык самих колонизаторов

Возникающие ошибки русского языка придавали ему какое-то особое своеобразие.

Великий русский поэт Александр Пушкин в поэме "Евгений Онегин" по этому поводу даже заметил: "Без грамматической ошибки я русской речи не люблю". Самого поэта умиляли "неправильный, небрежный лепет, неточный выговор речей".

Оправдывая свою героиню, автор пояснял:

"Она по-русски плохо знала,
Журналов наших не читала
И выражалася с трудом
На языке своем родном,
Итак, писала по-французски…

Что делать! повторяю вновь:
Доныне дамская любовь
Не изъснялася по-русски,
Доныне гордый наш язык
К почтовой прозе не привык".

Привить любовь к родному языку российской знати и отвернуться от французского помог агрессивный Наполеон.

Наверное, первым высокопоставленным чиновником, не постеснявшимся открыто, на самом высоком уровне говорить по-русски был князь Потемкин. Хотя кое-кто из придворных еще пробовал его стыдить за это.

Среди множества искажений, которые претерпевал на северных землях киевский язык, самым распространенным было нечеткое произношение слов.

Больше всех пострадал неударный звук "о", замененный на нечеткое "а" или вообще исключенный из речи. Скажем слово "полотенце" стало произноситься как "плтенце", "говорить", как "гварить" или вообще "грить" и т. п. Со временем звук "а" настолько укрепился в московском языке, что даже возник термин "аканье".

Михайло Ломоносов этому явлению посвятил такие строчки:


"Великая Москва в языке толь нежна,
Что А произносить за О велит она".

Другой великий русский ученый – историк Василий Ключевский тоже отмечал, что московский говор некоторыми чертами значительно отошел от того, как говорили в Киевской Руси.

По его мнению "гаварить па-масковски" (так и написано у Ключевского) означало нарушать правила древней фонетики. Таким образом, Московскому патриархату, безусловно есть за что почитать своего Андрея Боголюбского.

Но при чем тут Украина?

Объясняется все просто. Почитая Андрея Боголюбского, как святог Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ), о,в сущности, подтверждает, что она московская, или (все равно) промосковская, т.е., по существу, – российская.

Невзирая на то, что в Украине далеко не все почитают УПЦ, и значительное количество граждан отдают преимущество Украинской православной церкви Киевского патриархата, Украинской автокефальной церкви, а также Украинской греко-католической церкви, украинское руководство, со времени премьерства В. Януковича, публично демонстрирует свою благосклонность и поддержку исключительно Православной церкви Московского патриархата – УПЦ. Этот факт получает определенное значение, если обратить внимание на то, что УПЦ открыто финансово поддерживается российским руководством, и действует обязательно только согласно постановлению Московского патриарха.

Интересно, что ни у кого почему-то не возникает вопрос – почему в Украине нет ни одной парафии Российской православной церкви? Ответ простой, – зачем? Ведь так называемая Украинская православная церковь "УПЦ Московского патриархата" выполняет полностью функцию РПЦ.

Решено достаточно все просто – полное имя "УПЦ Московского патриархата" почти никогда в Украине не употребляется, а вместо этого известен его сокращенный вариант "Украинская православная церковь". То есть, фактически и здесь видна ложь – осуществляется подмена наименования, поскольку "УПЦ Московского патриархата" реально не может быть "Украинской православной церковью" – однако выходит!…

А то, что святые отцы УПЦ Московского патриархата "разговаривают" как правило на русском и почти некогда на украинском языке, – на это уже внимания никто не обращает.

Немногие также обращают внимание на то, что глава так называемой "Украинской православной церкви", обращается к своему московскому руководителю Алексию Второму (настоящяя фамилия – Ридигер) не иначе как "Ваше Святейшество, Святейший Владыко и Отец!", и от него получает свое «вассальное» прозвище "блаженнейший". Последний из назначенных в Москве на служение в Украине "блаженнейших" – Патриарх УПЦ Московского патриархата Владимир (настоящая фамилия – Виктор Маркиянович Сабодан), известный тем, что избегает принимать участие в праздновании годовщин независимости Украины.

При этом всячески игнорируется тот факт, что Киевская митрополия несравненно старшая и «более каноничная» нежели московская. А каким, так сказать, некрасивым способом Москва получила патриаршество, свидетельствуют самые крупные российские православные историки – например А.В. Карташев.

Справка: Предстоятель УПЦ «Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины» избирается в Москве, возглавляемым Московским патриархом, Архиерейским Собором, из числа, утвержденных Московским же патриархом, кандидатов, и им же – Московским патриархом – утверждается на должность. (См. Устав Русской Православной Церкви).

Правда, российские деятели Православной церкви Московского патриархата, в другом месте это отрицают, утверждая что на свои церковные должности они назначаются богом – „Мы, архипастыри, избранные Господом на служение благу народа Божия”. И, используя милитаристскую риторику, дальше с угрозой, украинцев предупреждают: „знаем: тот, кто поддерживает расколы, воюет с Богом. Эта война никогда не кончится победой, но принесет всем страдания и горе. Церковь всегда поддерживала только тех, кто твердо стоит за единство канонического Православия” (Читай – покорность Москве). (См. Послание Архиерейского Собора Президенту Украины Леониду Даниловичу Кучме).

Проимперскую, и, в сущности, антиукраинскую, идеологию вдохновляют и новейшие исследования ведущих российских ученых, которые, например, пришли к тому сенсационному выводу, что Русь в 10 столетии вообще не крестили, – а сделано это было во времена Московского царства, при Дмитрии Донском и Куликовской битве.

В частности, они настаивают, что варяг Рюрик, призванный княжить на Русь, учредил „Российское царство (в изданной в Москве книге А.Фоменко, Г.Носовского – „Начало ордынской Руси”). То есть, почти во всех таких аргументах, проглядывается, присущая российским исследователям, попытка унизить значение Руси времен Киевского княжества, перенесением значения и даже фактов событий на территорию московского царства, которое они настойчиво называют российским (а временами „руcским”, избегая фактического – „московское”).

Интересное наблюдение: – едва только обращаешь внимание на никчемность ксенофобского, антиукраинского писания очередного московского автора, как его (например, того же Форменко и Носовского) российские коллеги объявляют недостойным серьезного внимания, и, тут же публикуют аналогичные опусы, в своей интерпретации.

Нотував Довкола, 9 сентября 2004 г

blog comments powered by DISQUS вверх