Не устаю поражаться переиначиванию греческих оригиналов в распространенных русских переводах. Дионисий Ареопагит пишет про материю: она не зла, потому что она сама близко причастна и космосу, и прекрасному, и форме (και γάρ και αυτή του κόσμου και κάλλους και είδους έχει μετουσίαν). Чего же проще?

Однако в переводе о. Леонида Лутковского с удивлением нахожу: зло не присуще материи, "...поскольку материи присуще разнообразие форм, а потому и она причастна красоте мироздания". Вот это мотивирование "причастности красоте" "разнообразием форм" - это же чистый Лутковский, на эту конструкцию у Дионисия нет ни намека. А люди читают и думают – вот как рассуждал Дионисий...

blog comments powered by DISQUS вверх