Правда, ложь и полуправда об анатомическом театре на Фундуклеевской улице

Немножко о халатности и невнимательности, как минимум, влекущей за собой искривление исторических фактов и ставящих под сомнения сами эти факты, даже если они имели место. И все это из уст хваленого доктора исторических наук Дмитрия Табачника, который даже не удосужился перепроверить доказательную базу того, о чем пишет. Как и кому после этого верить?

В данной статье я опишу некоторые моменты от нашего нового министра Дмитрия Табачника, о его гарячей "любви" к украинцам и особенно к галичанам. Еще до его публикации "Галичанские «крестоносцы» против Украины", в сети появилось несколько десятков страниц, цитирующих абзац о зверствах Петлюры в Киеве то ли в январе 1919 года, то ли в январе 1918 года, то ли в декабре 1918 года. Все описано настолько путано, что, даже, порывшись в сети, становится нереальным выяснить кто же автор.

Табачник Дмитрий врет как всегда и лицемерит

Судите сами. Табачник и другие пишут о беспристрастной сестре милосердия Марии Нестерович, которая якобы что-то там видела: «На второй же день после вторжения Петлюры мне сообщили, что анатомический театр на Фундуклеевской улице завален трупами… Господи, что я увидела!» Если бы наш умник-министр подошел к теме серьезно, то не опускался бы до шатания за историческими сплетнями по просторам "безграничного", а обратился бы к более доверительным источникам информации (я имею в виду первоисточники) или, хотя бы, к нескольким источникам во всё том же "безграничном" (интернете). Например, приведу вам указанный абзац, но уже с иным содержанием, прочитав который, сразу возникают сомнения о правдивости написанного… другой источник гласит: «Из воспоминаний киевлянина Василия Шульгина, члена Государственной думы: На второй день после вторжения Петлюры мне сообщили, что анатомический театр на Фундуклеевской улице завален трупами, что ночью привезли туда 163 офицера. Господи, что я увидел!».

Если вы внимательны, то сможете заметить как минимум две нестыковки в приведённых цитатах из сети, которые, конечно же, не оправдывают подобные преступления против белых офицеров.

Первая нестыковка касается автора этих строк: то ли это беспристрастная сестра милосердия Марии Нестерович, то ли это киевлянин Василий Шульгин? Заметить это можно только при желании докопаться до истины. Истина Табачнику – что пятая нога зайцу. Может, если порыться, то найдется еще один автор этих строк. Кто знает! Кто роет – тот знает.

Вторая нестыковка, точнее красноречивая недомолвка, касается многоточия (…) после слов завален трупами… Табачник умышленно скрыл информацию о том, что трупы эти были трупами белого офицерья, которое само занималось зверствами над солдатами и гражданскими. Я не оправдываю месть, но, как я вижу, министр решил предоставить информацию так, будто бы петлюровцы зверствовали по отношению к местному населению без разбора. Снова-таки, может такие факты были, например, в отношение к евреям; но не в данном случае. А если сравнить зверства Петлюры с большевиками и колчаковцами, то Петлюра постанет перед нами ангелом.

В армии Петлюры вообще был запрещен самосуд и все его зверства происходили тайно от окружающих, о чем свидетельствуют очевидцы тех событий из приведенных мною источников. Да, Петлюра ответственен за тех, кого принял в свои ряды, но не более чем любой лидер включая Ленина, Сталина, Путина, Ельцина, Александра Невского и т.п.

Жестокость оправдать нельзя, но борьба вооруженных людей против вооруженных людей – есть война. А на войне – как на войне. Они знали на что шли и сами милосердием не блестали, особенно к украинцам. Что ж, получили обратку. Печально, но это так – гонялись почему-то именно за офицерами, о чем также свидетельствуют источники. Другой вопрос, что иногда под гарячую руку попадали не офицеры, а простые люди внешне похожие на офицеров.

Теперь о биографии самой "авторши" строк Марии Нестерович:
1918, 13 ноября – Возвращение в Москву. Получение разрешения от Союза на отправку людей на Дон. Отъезд из Москвы в Новочеркасск. Встречи с генералами М.П. Богаевским и А.М. Калединым. Поездка в Нахичивань. Возвращение в Москву. Выход из Союза.
1918, декабрь – Четвёртая поездка на Дон. Встреча с генералом М.В. Алексеевым. Расстрелы в Москве.

Как видим, в декабре 1918 Марии Нестерович даже не было в Киеве! Но Табачника это не интересует.

Более полно слова сестры милосердия, для которой все люди равны независимо от политических взглядов, представлены в википедии:
"Много было убито офицеров, находившихся на излечении в госпиталях, свалочные места были буквально забиты офицерскими трупами… На второй же день после вторжения Петлюры мне сообщили, что анатомический театр на Фундуклеевской улице завален трупами, что ночью привезли туда 163 офицера. Господи, что я увидела! На столах в пяти залах были сложены трупы жестоко, зверски, злодейски, изуверски замученных! Ни одного расстрелянного или просто убитого, все – со следами чудовищных пыток. На полу были лужи крови, пройти нельзя, и почти у всех головы отрублены, у многих оставалась только шея с частью подбородка, у некоторых распороты животы. Всю ночь возили эти трупы. Такого ужаса я не видела даже у большевиков. Видела больше, много больше трупов, но таких умученных не было!… Некоторые были ещё живы, – докладывал сторож, – ещё корчились тут… Окна наши выходили на улицу. Я постоянно видела, как ведут арестованных офицеров…"

Много еще нам предстоит копать и рыть правду и по несколько раз перепроверять информацию, т.е. делать работу историков. Имей желание Д. Табачник рассказать правду, он бы сказал совершенно иначе и не только о Петлюре, тем более не приплутывал бы к статье слова "галичанские крестоносцы". Последнее здесь абсолютно неуместно.

Теперь скажу о не сказанном. Не сказанном ни Табачником, ни его прихвостнями. Здесь описаны зверства красных, о которых был просто обязан сказать уважающий себя историк-министр. Эти слова написала та же Нестерович, которая не видела ничего более ужасного, чем Петлюра. Слова эти относятся уже к большевикам 1919-го года, расстреливавших всех без перебора, включая местных жителей. Теперь сравните эти 14000 со 163-мя офицерами декабря 1918-го года. Цитирую:

М. А. Нестерович-Берг 67 В Киеве летом 1919 г. 68

Я решила ехать обратно в Киев, откуда белые опять выбили большевиков. Волновала меня Галя, 69 нужно было её увезти из города, где 12 раз власть переходила из рук в руки: большевики, добровольцы, гетман Скоропадский, Петлюра, опять большевики, опять добровольцы…

Мы двинулись в Киев с некоторыми поручениями. Приехали. Только несколько дней прошло после освобождения города. Перед тем зверства в Киеве происходили умопомрачительные, в течение двух недель расстреляли около 14 000 человек, не только офицеров, но и мирных жителей.

Один из военных, занимавший высокий пост, предложил мне пойти с ними осмотреть чрезвычайку. Она помещалась в особняке на Липках, по Садовой улице. Жестокостью здесь прославилась некая еврейка Роза, несмотря на свои двадцать лет бывшая начальницей чрезвычайки.

Вот как предстала передо мной зала пыток и развлечений красных палачей в этом застенке. Большая комната, и посредине бассейн. Когда-то в нем плавали золотые рыбки… Теперь этот бассейн был наполнен густой человеческой кровью. В стены комнаты были всюду вбиты крюки, и на этих крюках, как в мясных лавках, висели человеческие трупы, трупы офицеров, изуродованные подчас с бредовой изобретательностью: на плечах были вырезаны «погоны», на груди – кресты, у некоторых вовсе содрана кожа, – на крюке висела одна кровяная туша. Тут же на столиках стояла стеклянная банка и в ней, в спирту, отрезанная голова какого-то мужчины лет тридцати, необыкновенной красоты… С нами были французы, англичане и американцы. Мы испытали ужас. Все было описано и сфотографировано.

blog comments powered by DISQUS вверх