1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.50 [1 Голос]

Пребывание Степана Бандеры в немецких тюрьмах и концлагерях

1 января – день рождения Степана Бандеры в селе Старый Угринов Калущины. Один из эпизодов его жизни – многолетнее заключение в нацистских застенках. Как это было? Что хотели от него гитлеровцы? Лидеру ОУН (Степану Бандере) посвящено большое количество различного рода исследований.

В украинской и зарубежной историографии периоды его заключения является совершенно неисследованными и окутаны различными мифами. Особенно это касается периода в концлагере Заксенхаузен в 1942-1944 г.г. В основном исследователи подают одни и те же данные об этом периоде жизни, однако не установлено хронологию его заключения.

Архив концлагеря по войне НКВД переправило в Москву и он до сих пор является закрытым для исследователей

31 марта-4 апреля 1941 г. в Кракове на Втором Большом Сборе ОУН Степана Бандеру – "Серого" избрали председателем Провода.

Видя неизбежность войны между оккупантами Польши Гитлером и Сталиным, Бандера считал, что в этом вооруженном конфликте можно будет получить долгожданную его поколением Украинскую государственность.

23 июня 1941 г. от имени ОУН за подписями Степана Бандеры и Владимира Стахива было выслано на 14 страницах Меморандум к Адольфу Гитлеру, в котором всячески подчеркивалось, что основной задачей организации является восстановление независимого Украинского Государства:

"Если даже немецкие войска при входе в Украину будут сначала приветно встречены, очевидно, как освободители, то это наставление может быстро измениться, когда Германия придет в Украину без соответствующих обещаний относительно своего намерения восстановить Украинское Государство […] украинцы полны решимости создать условия, которые гарантируют национальное развитие в самостоятельном государстве. Каждая власть, которая преследует свои собственные интересы в построении нового порядка на восточно-европейском пространстве, должна учесть эту резолюцию".

В нацистских планах "Новой Европы" о таком государстве как Украина не могло быть и речи. Правительство во главе с Ярославом Стецько гестапо арестовало и отправило по концлагерях.

3 июля 1941 г. состоялись двусторонние беседы Бандеры, Владимира Горбового, Василия Мудрого, Степана Шухевича, Виктора Андриевского с заместителем государственного секретаря Генерал-губернаторства Эрнестом Кундтом, доктором Фюлем, судьей фон Бюлов и полковником Альфредом Бизанцем в Кракове по поводу Акта 30 июня.

На угрозы Кундта применением репрессий, если ОУН не прекратит своей деятельности, вождь ОУН заявил: "Мы вступили в бой, который разворачивается сейчас, чтобы бороться за независимую и свободную Украину. Мы боремся за украинские идеи и цели. […] ОУН – единственная организация, которая вела борьбу, и она имеет право, на основании той борьбы, создавать правительство".

Чтобы склонить Бандеру к сотрудничеству и отозвать Акт 30 июня, 5 июля 1941 г. гестапо арестовало его возле Бэлза и через Люблин отослало в Краков. На следующий день его вызвал на разговор шеф правительства Генеральной Губернии Бюглер и требовал отказаться от провозглашенного Акта о независимости Украины

После отрицательных ответов Бандеру поместили под домашний арест и вместе с женой Ярославой и дочерью Наташей отправили 9 июля 1941 в Берлин, где поместили в тюрьму гестапо в Лихтерфельде-Ост.

Степан Бандера с детьми, уже после войны. Первый слева – главный член ОУН Степан Ленковский

В столице III Рейха с Бандерой постоянно работали полковник абвера Эрвин Штольце, СС-штурмбанфюрер Вайнман и профессор Маркерт с ОКВ. 20 июля лидера националистов Бандеру перевели под домашний арест в Берлине на вул. Дальманштрасе. Бандере и Стецько предложили создать подконтрольную Краевую раду, а впоследствии и Совещательный совет при Райхскомисариате.

В это время произошли многочисленные разговоры Бандеры и Стецько с военными и партийными чиновниками многих ведомств. Также они писали разнообразные послания, объяснения, декларации и меморандумы на имя Гитлера, Риббентропа, Розенберга и других деятелей нацистской Германии.

По поручению руководства ОУН летом 1941 г. в Берлине было сформировано специальную группу для сбора средств и продуктов для Бандеры, Стецько, Стахива, Осипа Тюшки, Ивана Габрусевича, Юлиана Химинця, Романа Ильницкого и других заключенных.

На эти нужды от Провода ОУН было передано связными в Берлин 30 тыс. марок, а также продукты – через Романа Шухевича от старшин Дружин украинских националистов (батальонов "Роланд" и "Нахтигаль").

Эта же группа помогала Ярославе Бандере и её дочери, которые, в свою очередь, постоянно с другими женами (Марией Габрусевич, Марией Врецьоною и Марией Химинец) носили передачи заключенным.

14 августа 1941 г. Бандера, после требований профессора Ганса Коха, написал открытое письмо райхс-министру Альфреду Розенбергу о неприемлемости отзыва Украинского Государственного Правления и приостановления деятельности ОУН.

11-12 сентября Маркерт, Кох, профессор Бергард фон Менде проводили беседы со Степаном Бандерой, Ярославом Стецько, Владимиром Стаховым и Рико Ярым, чтобы ОУН "отдала судьбу Украины в руки Германии, конкретно её Фюрера с терпеливым ожиданием на окончательную победу", иначе всех ожидают аресты и концлагеря.

После успехов вермахта в сентябре 1941 г. на Восточном фронте (окружения и взятия Киева), в Берлине начали действовать более решительно по отношению к украинским националистам.

15 сентября 1941 года Бандера был отправлен в центральную тюрьму гестапо в камеру № 29 на Принцрегентштрасе. Одновременно провели массовые аресты членов ОУН на всех оккупированных немцами территориях в Украине и Европе. В заключении оказались полторы тысячи оуновцев.

Василий Бандера, который был казнен в Аушвице

Братья Бандеры Василия и Александра было замучены в конце июля 1942 г. в концлагере Аушвиц. В Херсоне [есть версия, что в Николаеве] гестапо расстреляло третьего брата Богдана. И в львовской тюрьме – убили брата жены. Одновременно НКВД в Киеве расстреляли 10 июля 1941 г. отца Бандеры о. Андрея, а двух сестер Владимиру и Оксану вывезли в сибирские концлагеря.

В начале января 1942 г. Бандеру разместили в камере-одиночке № 73 концлагерь Заксенхаузен. В нем был специальный блок № 9 (Камерный дом, а украинские заключенные его называли "Бункер").

Главный надзиратель за блоком Курт Еккариус подчинялся начальнику лагеря штандартенфюреру СС Антону Кайндлю. Среди узников блока были коммунистические лидеры со всей Европы, советские генералы, немецкие епископы, украинские, польские и румынские националисты, французские министры, английские офицеры разведки и пилоты самолетов, сыновья Сталина, Нансена и маршала Италии Бадольйо, представители аристократических семей Европы.

Всего в заключении в "Бункере" находилось 80-90 человек. Подавляющее большинство из них получала помощь от Красного Креста или от собственных семей.

Одна из первых фотографий Бандеры после выхода на волю. Германия, 1946 г.

Согласно данным немецкого агента штази Отто Зайделя, Степан Бандера был в дружеских отношениях с художником Оддом Нансеном. Этот норвежский великан взял его под свою опеку и помогал всем, что имел, особенно – продуктами. Он рисовал портреты заключенных, в том числе и Бандеры – с острыми и суровыми чертами энергичного лица. В 1947 г. вышли дневники Нансена про этот концлагерь.

Из воспоминаний Тараса Боровца – "Бульбы": "отдельное царство есесов в царстве Гитлера. Там, в лесу, построен целый город со своими бараками, бункерами, большими строениями, военными фабриками, госпиталями, крематориями и газовыми камерами. Там были большие бараки для специально изолированных групп заключенных и даже домики для различных высокопоставленных лиц из среды немцев и других наций Европы".

Атаман отмечает, что благодаря Бандере и д-р Лапичакову действовала своеобразная почта, которую называли "кибель-почтой": во время прогулок заключенные оставляли записки в цветнике или заталкивали в камеру указанных лиц.

Самым большим впечатлением для заключенных были постоянные бомбардировки военных заводов.

План концентрационного лагеря Заксенхаузен

По показаниям главного деятеля ОУН-р, теренового проводника Германии (1941-1942) Василия Безхлибныка – "Беркут" и узника Заксенгаузену, блок № 10, Степан Бандера в условиях строгого режима концлагеря проявлял чудеса конспирации и был непревзойденным организатором обмена информацией, газет и пищевых пайков. С ним Бандера встречался в больнице блока № 9, где проходил процедуры. Безхлибнык информировал Бандеру о положении членов ОУН в немецких концлагерях, ситуацию в Украине и международных событиях.

Другой узник, главный деятель ОУН-м Евгений Онацкий, описывает режим пребывания в данном концлагере в камере №70: никаких разговоров с другими заключенными во время прогульок по двору, подъем утром в 5.00, застелали кровати и убирали в камерах, выход к умывальнику. Потом завтрак, в 12.00 обед, ужин в 18.00, которыее всегда приносили в камеру. Качество еды было очень плохим, каждый заключенный должен был сам помыть посуду.

Для заключенных было три категории питания и оуновцам уделялась последняя. День завершался в 20.00 когда ложились спать. Онацкий с восторгом вспоминает символические Рождественские подарки 1944 г.: от Ярослава Стецько и маленькую передачу сладкого печенья от Степана Бандеры.

Из воспоминаний ведущего члена ОУН-м Дмитрия Андриевского, Степан Бандера, проявлял во время заключения общительность, помогал продуктами тем, кто был в затруднении. Узнав о смерти Олега Ольжича он предложил ночью после второго звонка почтить его память минутой молчания.

22 июля 1943 г., с помощью Стахива, состоялась встреча Бандеры с Главным комендантом АК Ровецьким – "Грот", который сидел в камере № 71. Темой их разговоров были дальнейшие перспективы украинско-польских отношений, политика западных союзников и приход в Украину и Польшу большевиков и т.д.

Впоследствии свою позицию генерал Ровецький изложил в письме польским узникам: "уже сейчас должны считаться с потерей наших восточных земель в пользу украинцев. Того требует политика польской нации".

О пребывании в концлагере Заксенхаузен полковник Андрей Мельник писал: "Местом прохода был треугольник между двумя крыльями барака, которые стояли отвесно к себе, и высокой стеной, что отделяла барак от остального лагеря. Уже предыдущего дня заметил я в одном из отклоненных вверху окон знаки платком и кончиками пальцев. На следующий день знаки эти повторились, даже более того, появились мелом написанные на стекле окна надписи: "Лапычак в госпитале, Мушинский 26, Тарас Бульба 28" и дальнейшая информация о размещении нашей националистической группы в этом "зондербараке". Под конец на стекле вижу надпись, от которой у меня в глазах потемнело: "Ольжич" и рядом – крестик. […] Словно громом поражен этой вестью, не выдержал и громко спрашиваю: "Кто вы?" и в ответ появляется на стекле надпись "Степан Бандера".

- Ну, и встретились, – подумал я. – Это он первый системой в соответствии наставлених зеркал узнал меня и первый помог наладить контакт с сотоварищами скорби: Андриевским, Мушинським, Онацьким, Ждановичей Константином Мельником. Это был последний проход без часового в этом дворе, следовательно и последняя возможность такой своеобразной связи моей со Степаном Бандерой в немецкой тюрьме".

После долгих консультаций с августа 1944 г., нацистское руководство приняло решение об освобождении лидеров ОУН. Решение об освобождении Бандеры и Стецько было утверждено 25 сентября 1944 г. на совещании Розенберга и начальника главного управления безопасности Рейха Е. Кальтенбрунера.

Бандере повезло покинуть Заксенхаузен живым, но десятки тысяч заключенных остались там навечно

27 сентября 1944 г. Бандеру освобождят и вывезут из концлагеря в окрестности Берлина. Будут держать под домашним арестом, предлагать сотрудничество в Украинском национальном комитете (УНК), который должен был признать провод РОА генерала Андрея Власова. Такие условия предложил шеф главного бюро СС, генерал Г. Бергер 5 октября 1944 г.

Бандера отказался входить в УНК, зато предложил вместо себя адвоката Владимира Горбового.

Бергер отмечал: "Бандера – это неудобный, упрямый и фанатичный славянин. Своей идеи он предан до последнего. На данном этапе чрезвычайно ценен для нас, спустя – опасен. Ненавидит так же россиян и немцев".

Также переговоры такого характера проводили профессор фон Менде, СС-штурмбанфюрер, доктор Фриц Рудольф Арльт и СС-оберштурмбаннфюрер Людвиг Вольф.

Современный вид коридора в бараке "Целленбау", где удерживали Бандеру и других видных оуновцев

В конце декабря 1944 г. гестапо отправляет Бандеру в Берлин, где удерживает под домашним наблюдением. Также дважды в день он должен был обращаться в их местное отделение. В начале января к нему прибыли видные деятели ОУН (Николай Лебедь, о. Иван Гриньох, Василий Охримович) с письмами, инструкциями от Провода.

Для семьи Бандеры были изготовлены фальшивые документы на фамилию Романишиних.

1 февраля 1945 г. Бандера с семьей с помощью Лебедя, во время авиационных бомбардировок в атмосфере всеобщего хаоса, бежали из-под надзора до Тироля. Их сопровождал Андрей Пеленичка – "Плевак". Впоследствии Бандера переедет в Вену и далее продолжит деятельность в руководстве ОУН.

Николай Посивныч: Кандидат исторических наук, президент фонда "Летопись УПА" (г. Львов). Последняя книга – "Военно-политическая деятельность ОУН в 1929-1939 гг." (2010)

blog comments powered by DISQUS вверх
Joomla SEF URLs by Artio